Начиная с 2014 года военную помощь Украине предоставили 20 зарубежных стран.


Иностранные поставки и консультации способствовали повышению боеспособности украинской армии, но все равно с агрессором Украина воюет «на свои». Лучше всего союзникам пока что удаются обещания и обеспокоенность, пишет Валерий Литонинский в №33 журнала Корреспондент.


От аптечек, сухих пайков, формы, бронежилетов и до бронемашин, беспилотников и контрбатарейных радиолокационных станций — все это Украина получила за три года российской агрессии в качестве военной помощи от зарубежных стран. В Министерстве обороны Корреспонденту сообщили, что на протяжении 2014-2017 годов Вооруженные силы Украины получили помощи от 20 стран на общую сумму около 250 млн долларов.


Много это или мало? Все познается в сравнении. Принято говорить с высоких трибун, что в 2017 году в бюджете Украины предусмотрено на сферу безопасности и обороны 129 млрд грн, или порядка 5 млрд долларов. Таким образом, расходы на оборону составляют 5% ВВП страны. Но реально именно на оборону можно отнести значительно меньшие суммы:


— 68,819 млрд грн на Министерство обороны;

— 10,414 млрд грн на Национальную гвардию;

— 1,453 млрд грн на Главное разведуправление МО Украины;

— 1,102 млрд грн на Службу внешней разведки.


Итого около 81 млрд грн, или неполные 3,5% ВВП страны, эквивалент 3,1 млрд долларов.


Наш главный и, собственно, единственный военный противник в 2017 году потратит на оборону 47,2 млрд долларов. Соседняя Польша, дружественная, невоюющая страна — почти 10 млрд долларов.


Понятно, что в таких условиях Украине пойдет на пользу любая военная помощь. По сути, отечественный оборонный сектор нормально финансируется только третий год. Предыдущие 23 года существования страны он планомерно уничтожался, оказавшись в абсолютно разобранном состоянии перед агрессией со стороны ядерного государства. Без иностранной поддержки возрождение украинской армии было бы невозможно. Даже без такой символической, как мы видим. Потому что помощь — это новые технологии, новые методы ведения военных действий и, что немаловажно, моральная поддержка.


Советуют и учат


Кроме получения материальных средств важна для Украины и консультативно-совещательная помощь от стран-партнеров. Иностранные государства помогают в подготовке подразделений Вооруженных сил Украины — механизированных, аэромобильных, сил специальных операции. В рамках Объединенной многонациональной группы по подготовке (JMTG-U) с украинскими военными работают американские, британские, канадские, литовские, латвийские, эстонские и польские инструкторы.


Британские инструкторы в рамках операции Orbital тренируют украинских солдат для ведения боя в городских условиях — обучают разминированию территорий, сбору разведданных, оперативному планированию и возведению фортификационных сооружений. По стоянию на январь 2017 года в рамках программы было обучено 3 тыс. украинских военных. Планируется провести подготовку еще 5 тыс. военнослужащих.


Канада проводит на Яворовском полигоне во Львовской области учебную операцию Unifier. 200 канадских инструкторов с 2015 года обучают украинских военнослужащих тактической медицине и обезвреживанию самодельных взрывных устройств. Вместе с тем ведется обучение безопасности полетов, английскому языку, а также модернизация системы логистики украинской армии. Учебная программа продлена Канадой до 2019 года, уже состоялось несколько ротаций инструкторов.


Специалисты из Израиля обучают наших медиков работе в полевых условиях и условиях боя. Обучение проходит как в Украине, так и в госпиталях Израиля. Курс для каждой из групп длится около месяца и включает прием раненых, оказание неотложной помощи, хирургию и травматологию. Программу обучения украинских парамедиков реализовывают также Литва, Эстония и Швеция.


Помогают иностранцы и с реформой украинской сферы обороны. Создана многонациональная Объединенная комиссия по реформе обороны и сотрудничеству в области безопасности с Украиной (MJC), которую возглавляют США. С 2016 года советниками министра обороны Украины стали бывший глава Центрального командования вооруженных сил США генерал Джон Филипп Абизаид и бывший командующий Сухопутными силами Британской армии генерал Ник Паркер. Для той же цели — реформировать украинскую армию.


НАТО уже помогает


С недавних пор вступление в НАТО законодательно закреплено в качестве приоритета внешней политики Украины. Президент Петр Порошенко даже пообещал провести референдум по присоединению к НАТО. Несмотря на то что в самом Североатлантическом альянсе к украинским разговорам о вступлении пока относятся холодно, стандарты НАТО лежат в основе реформы украинской армии.


В 2014 году на Уэльском саммите государства — члены НАТО приняли решение основать пять новых целевых фондов для помощи Украине: модернизация системы командования, управления, коммуникации и компьютеризации; реформирование системы логистики и стандартизации ВСУ; кибербезопасность; переподготовка и социальная адаптация военнослужащих; медицинская реабилитация. Их общий бюджет составляет более 10 млн евро. Кроме того, по просьбе Украины в июне 2015 года альянс согласился основать шестой целевой фонд — для борьбы с самодельными взрывными устройствами и утилизации взрывоопасных предметов.


На Варшавском саммите в 2016 году НАТО одобрило комплексный пакет помощи Украине, который содержит более 40 целенаправленных мероприятий по поддержке в ключевых сферах. В том же году при поддержке НАТО была утверждена дорожная карта оборонной реформы в Украине — Стратегический оборонный бюллетень. На данный момент заявленная цель Украины — реформировать Вооруженные силы в соответствии со стандартами НАТО и достичь полной совместимости с силами альянса до 2020 года. То есть через неполные 2,5 года ВСУ должны перейти на стандарты НАТО. Это невероятно амбициозная цель. И дорогостоящая — помощь союзников в этом деле критически важна.


Помогает НАТО Украине и с усовершенствованием военного образования. При поддержке альянса до 2022 года в стране должен быть сформирован новый профессиональный сержантский состав ВСУ. Ежегодно 600-800 украинских военных изучают английский язык. В рамках программы Наука ради мира в 2014-2019 годах НАТО планирует выделить 15 млн евро на проекты в Украине.


На средства НАТО в 2014-2017 годах более 5 тыс. ветеранов АТО получили помощь по психологической реабилитации. Начиная с 2016 года 159 украинских военнослужащих прошли физическую реабилитацию за границей, на очереди еще 50. Профинансировано девять спортивных лагерей и закупка реабилитационного оборудования для украинских медицинских учреждений.


Главный партнер — США


Львиная доля иностранной военной помощи Украине поступает от США. Американцы уже предоставили ВСУ некоторые виды нелетального вооружения, которое имело критическое значение для повышения боеспособности украинской армии. Военные эксперты сходятся во мнении, что актуальнее всего для украинских военных сейчас — средства связи и разведки. США поставили Украине радары артиллерийской разведки, предназначенные для поиска и обнаружения артиллерийских батарей противника. ВСУ получили комплексы ближнего действия типа Firefinder AN/TPQ-48 и AN/TPQ-49 с дальностью обнаружения до 10 км и как минимум шесть мобильных комплексов среднего радиуса действия типа AN/TPQ-36 с дальностью обнаружения до 24 км.


Своих аналогичных радаров у Украины нет. Производство радаров типа Зоопарк в НПК Искра в Запорожье все еще восстанавливается. «Контрбатарейные радары чрезвычайно важны с точки зрения увеличения эффективности борьбы с вражеской артиллерией, обнаружения крупнокалиберной артиллерии в глубине боевых порядков противника», — объясняет Корреспонденту директор информационно-консалтинговой компании Defense Express Сергей Згурец. По словам военных, противник на Донбассе ведет настоящую охоту на американские радары на фронте, по местам их излучения систематически многократно открывался огонь. Точно потерян пока только один радар AN/TPQ-36 (ближнего радиуса действия).


Также большое значение имеют поставки современных систем военной радиосвязи типа Harris. Отечественных аналогов такой техники не существует. Коротковолновые американские радиостанции обеспечивают помехоустойчивую связь, взломать систему шифрования которой и подавить россиянам не под силу. В отличие от обычных гражданских Motorola, которые активно закупает Министерство обороны. Отечественных аналогов такой техники не существует. «Американские радиостанции от компании Harris Falcon II, а тем более Falcon III — самые современные в мире. Отлично работают в условиях российской радиолокационной борьбы. Falcon III — цифровые, защищенные. Вопрос в их высокой стоимости: украинская сторона даже не закладывает средства на ремонт радиостанций и обслуживание. Привыкла, что они достаются на шару», — сетует Згурец.


В рамках одной из целевых программ НАТО Украина получила оборудование спутниковой связи Iridium для обеспечения радиосвязи между ключевыми подразделениями управления украинских Вооруженных сил. Также 1 700 тактических высокочастотных радиостанций было передано Украине, чтобы обеспечить защищенную тактическую связь.


Получила Украина от США и комплексы беспилотной разведки ближнего действия RQ-11 Raven с радиусом действия до 10 км. Эти беспилотники активно используются и в армии Штатов, но с цифровой системой управления и связи. ВСУ получили те же беспилотники с системой аналоговой, а не цифровой связи. Из-за этого американские беспилотники стали легкой добычей для российских комплексов радиоэлектронной борьбы. И эксперты отмечают, что украинские волонтерские конструкторские бюро уже сейчас производят беспилотники более надежные и эффективные, чем оснащенные аналоговой связью Raven.


Американские контрбатарейные радары украинская армия также не может использовать на полную мощность. Они выдают точные координаты целей, однако не корректируют собственный контрбатарейный огонь, хотя такие функции заложены в устройство. Украинские военные жалуются на отсутствие кодов доступа для запуска этого функционала. «Вопрос программного обеспечения касается многих зарубежных изделий, потому что это оружие полностью эффективно, когда имеет доступ к определенной информационной сети, которая присутствует в странах НАТО. Начиная с геоинформационной системы и до метеорологических данных. Эти сведения доступны только странам НАТО в полном объеме, и мы еще не можем получить доступ к этим составляющим, потому что не являемся членами НАТО», — поясняет Згурец.


Для тех же американских армейских внедорожников Humvee, поставленных в Украину, не хватает запчастей. Из-за чего используют их в АТО не так активно, как могли бы. Вместо них нередко спасаются пригнанными волонтерами из Европы тяжелыми гражданскими внедорожниками, купленными и модернизированными отнюдь не на бюджетные деньги.


За последние полгода постоянно появляется информация о возможном увеличении военной поддержки Украины со стороны США. В марте была опубликована информация о выделении из американского бюджета 150 млн долларов на военную помощь нашей стране. В мае 2017 года Сенат США одобрил бюджет, предусматривающий финансирование военной помощи и помощи в сфере безопасности Украины на 238 млн долларов. На 2018 год уже называют цифры в более чем 400 млн долларов. На те же 150 млн долларов можно было бы купить 100 радиолокационных станций AN/TPQ-36. Однако даже 150 млн долларов в год от США Украина, судя по данным Минобороны, еще не видела.


В любом случае масштабы американской помощи и ее значение для украинской армии критически важны. Вот только ее характер пока что не дает однозначного ответа на вопрос о том, какой партнеры видят миссию украинской армии — сдерживание России от масштабного вторжения, завершение войны, проведение локальных операций на Донбассе? Военный эксперт Олег Жданов полагает, что цель Запада подготовить Украину к отражению агрессии любой силы со стороны РФ. «Вплоть до того, что они сосредоточат все свои вооруженные силы на направлении главного удара на Украину, мы должны быть в состоянии отразить этот удар. Для того чтобы они в Европе спокойно пили чай и подносили нам боеприпасы. А мы выполняли боевую задачу по охране мирного сна стран — членов НАТО», — говорит Жданов.


Но для таких задач украинским вооруженным силам точно понадобится куда более мощное вооружение. И принципиально иные масштабы помощи. Про «иные масштабы» — это вполне реально. Прецеденты имеются: в 2016 году США приняли очередную 10-летнюю программу военной помощи Израилю — на 3,8 млрд долларов в год. Что превышает весь оборонный бюджет Украины.


В ожидании летального оружия


Вопрос с его предоставлением уже успел набить оскомину. Летальное оружие от США Украина ожидает еще с 2014 года. Если бы украинская армия его имела, тяжелых потерь ни под Дебальцево, ни в донецком аэропорту не было бы.


И сейчас, похоже, ближе всего приблизилась к положительному решению этого вопроса. Министр обороны США Джеймс Мэттис во время посещения Киева на День Независимости Украины заявил, что будет рекомендовать Белому дому «очень конкретные вещи» в этом вопросе. По словам спецпредставителя Госдепартамента США по делам Украины Курта Волкера, администрация Дональда Трампа рассматривает решение предоставить Украине летальное оружие, чтобы она имела возможность защищать себя в случае расширения агрессии со стороны России. В Кремле к такой идее относятся крайне нервно. Владимир Путин заявил, что поставки американского оружия в Украину усугубят ситуацию на Донбассе, и намекнул, что подконтрольные ему боевики «могут направить имеющееся у них оружие в другие зоны конфликта».


Эксперты уверены: рано или поздно Украина получит летальное оружие из США, но пока этот вопрос используется Вашингтоном для дипломатического давления на Россию. «Вопрос не в сомнениях Трампа или его любви к Путину — это, скорее всего, попытка максимально использовать возможность между принятием решения и фактической поставкой, чтобы как-то повлиять на позицию России, заставить российское руководство изменить свою агрессивную военную политику и не только на территории Украины», — отмечает в разговоре с Корреспондентом содиректор программ внешней политики и международной безопасности центра Разумкова Алексей Мельник.


По мнению Мельника, все идет к тому, что эти системы будут поставлены. Согласен с этим и Жданов: «Это вопрос времени. Если Россия будет упираться, дадут быстрее, если будет идти на уступки США, то дадут чуть позже. Но все равно дадут — им нужна боеспособная украинская армия».


Внутри США существуют опасения, что поставки оружия могут спровоцировать Россию на агрессию. Но Волкер дал четкий ответ на все опасения: «Россия уже здесь, ее спровоцировать уже нельзя». На открытую войну ввиду перспектив ужесточения санкций Путин тоже не пойдет. Хотя угрозы со стороны РФ игнорировать нельзя, подчеркивает Мельник. «Необязательно будет прямой ответ на линии украинского фронта. Россия может как ответный ход нанести болезненный удар по американским позициям в другом регионе. Например, увеличить поставки вооружения Талибану в Афганистане», — полагает эксперт.


По словам Мельника, поставки американского оружия ВСУ могут активизировать боевые действия в зоне АТО, но в конечном итоге сам факт поставки окажет сдерживающее влияние и будет способствовать выполнению обязательств той стороны по соблюдению перемирия.


Когда говорят о том, что именно могут поставить США в Украину в качестве летального оборонительного оружия, чаще всего вспоминают о переносном противотанковом ракетном комплексе Javelin. В Украине Javelin уже превратился в мем и чуть ли не предмет карго-культа. Хотя его эффективность и не вызывает сомнения.


Мельник уверен: эффект от появления Javelin на Донбассе будет достаточно сильным. «Что касается тактико-технических характеристик системы Javelin, то я думаю, что этот тот образец, который не нуждается в большой рекламе. Имел возможность общаться с американскими военными, которые применяли его. Попросту это один выстрел и 100%-ное попадание. Если говорить о военном аспекте этой поставки, то несколько десятков этих Javelin — это практически равное количество уничтоженных танков или Градов противника. Любой командир на той стороне будет осознавать степень риска. Это не так, как сейчас: постреляли, постреляли и ушли», — подчеркивает эксперт. К слову, по данным украинской разведки, у российско-террористических группировок на востоке Украины сейчас 675 танков, 478 из них — действующие. У боевиков также есть около 1 300 бронетранспортеров, 81 артиллерийская установка, 95 систем залпового огня разной степени мощности.


Работа для Javelin точно найдется. «Там только российских танков больше, чем во всей Западной Европе вместе взятой», — говорил Волкер после посещения Донбасса.


При этом эксперты призывают не преувеличивать значения возможных американских поставок. «Javelin стали популистским лозунгом в разговорах об американской помощи. Вопросы про Javelin и другие чудесные образцы оружия могут иметь значение, только если будут применяться в вооруженных силах массово. Точечные поставки любых, самых современных образцов оружия ситуацию на поле боя не меняют, это нужно понимать», — отмечает Згурец. По его мнению, нужно делать ставку на то оружие, которое может использоваться массово. Поэтому не стоит забывать отечественные разработки вроде противотанкового комплекса Стугна-П или РК-3 Корсар, мелкосерийное производство которых уже налажено. Конечно, Javelin более совершенны, но при стоимости отечественных образцов на порядок меньше, чем американское оружие, и более простом управлении — они вполне достаточны для контроля ситуации на поле боя, утверждает Згурец.


«Наш боец на поле боя, при всем уважении к личному составу, часто не в состоянии освоить сложное технологичное оружие», — констатирует Згурец. Впрочем, у самих армейцев по этому поводу несколько иное мнение. Учитывая, сколько и какие виды техники и вооружений дорабатывались в войсках полукустарными методами, правы в этом случае именно армейцы. А разговоры про «сложную технику, которую не смогут освоить» сильно напоминают байки про бассейн, в который нальют воды, если пловцы научатся плавать.


Летальное оружие от США — это важно, но последние 2,5 года свидетельствуют, что главная проблема украинской армии — несовершенство систем управления.


«Опередить российскую армию мы можем только за счет использования ассиметричных подходов. К таковым я как раз отношу улучшение системы управления для сокращения цикла боевого управления и обеспечение опережения российских войск за счет внедрения автоматизированных и защищенных систем связи. Пока наши системы связи, за исключением американских радиостанций, поддаются подавлению со стороны российских средств», — подчеркивает Згурец.


Но Javelin все равно нужны — российские склады забиты устаревшими и недавно произведенными танками и бронемашинами, «военторг» активно поставляет их на Донбасс. И, конечно, украинская армия нуждается в высокотехнологичных системах для ПВО и ПРО, противотанковой обороны, в снайперских комплексах, противоминных системах и бронированном транспорте для эвакуации раненных. Трудно сказать, в чем она не нуждается, если отдельные виды боеприпасов для пехоты страна вынуждена скупать у бывших членов Варшавского договора чуть ли не поштучно — те же выстрелы для автоматических станковых гранатометов.


А если уж говорить о боеприпасах отечественного производства, то критически важными являются поставки оборудования для завода по их производству. Поставки оборудования в рамках помощи — хорошая идея, украинский бюджет, увы, по чисто экономическим причинам не может соревноваться с российским по масштабам военных расходов.