В пятницу, 29 сентября, в своем интервью главнокомандующий Сухопутными войсками России генерал-полковник Олег Салюков сообщил, что в 2018 году российская армия проведет как минимум семь международных учений совместно с более чем 10 странами.


Беседуя с репортерами российской военной газеты «Красная звезда», Салюков заявил, что в 2018 году расписание совместных международных учений будет «более насыщенным», однако он не сообщил, с какими именно странами Россия будет проводить свои военные учения.


Однако он отметил, что за прошедший год российские военные провели совместные учения с вооруженными силами Чили, Аргентины, Объединенных Арабских Эмиратов, Лаоса, Таиланда, Вьетнама, Мьянмы и Южной Африки.


В 2018 году Россия примет у себя военные делегации во главе с командующими армий Пакистана и ОАЭ, а сам Салюков возглавит российскую делегацию, которая отправится в Японию. В 2018 году Россию также посетят командующие армиями Индии, Китая, Японии, Лаоса, Таиланда и Индонезии, а российские офицеры отправятся с визитами в Чили, Алжир, Китай и Индию.

Хотя семь учений в год вряд ли можно считать внушительным числом, Матье Булег (Mathieu Boulegue), эксперт программы изучения России и Евразии в Chatham House, отмечает, что в это число не входят внутренние учения российских сухопутных, военно-морских и военно-воздушных сил, не говоря уже о внезапных проверках боеготовности.


«Вероятнее всего это только верхушка той программы учений, которая у них запланирована», — сказал он, добавив, что выбор стран, с которыми Россия хочет наладить контакт в военной сфере, является отражением коммерческих, а также политических интересов армии. Возможно, стратегический аспект некоторых учений будет иметь меньше значения, чем перспективы поставок оружия новым клиентам и необходимость продемонстрировать российскому народу, что Кремль обладает внушительным влиянием на международной арене.


«В определенном смысле это было политическим заявлением, учитывая ситуацию с Северной Кореей и те события, которые происходят в Южно-Китайском море и окружающем его регионе, — отметил он. — В этих заявлениях содержится не только военный, но и политический, а также коммерческий посыл. К примеру, тот факт, что армия сосредоточилась на Индонезии, Лаосе и Таиланде, — это хорошие новости для "Рособоронэкспорта"».


С 2015 года Министерство обороны России открыто заявляло о том, что оно хочет закрепиться на рынке оружия в Юго-Восточной Азии, поскольку после начала украинского конфликта в 2014 году связи с Москвой в области военной промышленности стали восприниматься на Западе как нечто, наносящее урон политической репутации.


«Ситуация с Индией и Китаем совершенно иная, поскольку они долгое время были торговыми партнерами России, а также партнерами в смысле обмена офицерами и совместных учений, поэтому такого рода отношения с ними должны показать российскому народу, что Москва крепко держится за своих союзников», — добавил Булег.