Шарапова признается в проваленном тесте на допинг, — об этом заявлении прославленной российской теннисистки раструбили все СМИ США. Она сказала, что узнала о неудавшейся пробе из письма Международной федерацией тенниса, полученного несколько дней назад (Los Angeles Times, 8.03). Взяв полную ответственность на себя, теннисистка призналась, что не прочитала письмо от федерации 22 декабря прошлого года, в котором было оповещение о включении препарата мельдоний в перечень запрещенных.

Шарапова сказала, что легально принимала этот препарат с 2006 года для лечения ряда медицинских проблем. В то время, по ее словам, она много болела, имела дефицит магния, нерегулярные ишемические нарушения ЭКГ и ранние признаки диабета.

The Wall Street Journal (11.03) сообщила, что министр спорта России Виталий Мутко взял на себя часть ответственности за допинговый скандал, и напомнила, что производимый в Латвии сердечный препарат мельдоний был добавлен в список запрещенных Всемирным антидопинговым агентством (ВАДА) в сентябре, и запрет вступил в силу запрет 1 января. Кроме того, газета отметила слова министр иностранных дел России Сергея Лаврова, который заявил в четверг, что запрет на мельдоний и обвинения в допинге в отношении ведущих российских спортсменов использовались как политическое оружие против России.

А накануне телеканал CNN (10.03) привел высказывание пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова о том, что «Попытки политизации спорта, попытки придания спорту характера какого-то политического инструментария для достижения тех или иных политических целей разрушительны для международного спорта и являются недопустимыми и непростительными».

Десятки других спортсменов применяли тот же препарат, что и Шарапова, — указала The New York Times (11.03), перечислив, прежде всего, российских спортсменов — Семёна Елистратова, Павла Кулижникова и ту же Шарапову. При этом газета отметила, что среди причин принятия решения о запрете мельдония со стороны ВАДА были недавние исследования, показавшие более широкое использование препарата среди российских спортсменов.
Озабоченность специалистов вызвало то, что вполне здоровые спортсмены использовали это лекарство для улучшения спортивных показателей вместо того, чтобы лечить реальные болезни.

Майкл Бирнбаум (Michael Birnbaum), московский корреспондент The Washington Post (9.03), сославшись на статью 2009 года в латвийской газете Diena, рассказал, что мельдоний, также известный как милдронат, «был изобретен в советское время, когда его создатель Иварс Калвиньш (Ivars Kalvins) изучал механизмы стресса… и стал частью практически ежедневного рациона для [советских] солдат — им пользовались летчики, подводники и участники [советской] войны в Афганистане». Калвиньш объяснял Diena, что лекарство позволяет восстановить недостаток кислорода в мышцах.

По словам Бирнбаума, Калвиньш неоднократно говорил, что не верит в то, что прием препарата позволяет получить спортивное преимущество, более того, он вместе с Grindeks, латвийской компанией, производящей лекарство, намерен обжаловать решение о помещении лекарства в список запрещенных.

Напомнив о том, что сразу после пресс-конференции Шараповой ряд крупных компаний разорвали с ней рекламные контракты, газета San Francisco Chronicle (12.03) отметила, что австрийская компания — изготовитель ракеток для игры в теннис, Head, публично поддержала ее и продлила с ней контракт. А генеральный директор компании, Йохан Элиаш (Johan Eliasch), даже поставил под сомнение решение ВАДА включить мельдоний в список запрещенных препаратов. По его мнению, антидопинговый орган должен назначить вместо этого «ограничения на дозировку» препаратов.

Эксперты, привлеченные газетой, высказали мнение, что пока не всплывут какие либо шокирующие откровения, которые оспорят истинность высказываний Шараповой, до тех пор есть вероятность на мягкое наказание спортсменки. В свою очередь, короткий срок запрета на участие в играх для неё может позволить спонсирующим компаниям переждать бурю и простить её. Тогда Шараповой «не придется делать многое, чтобы восстановить свой бренд».

Михаил Лесин, бывший советник президента России Владимира Путина скончался от «травм головы, нанесенных тупым предметом», сообщили американские судебно-медицинские эксперты спустя четыре месяца после обнаружения тела Лесина в комнате недорогого отеля в Вашингтоне (The Wall Street Journal, 11.03). Как сообщили представители полиции, они не исключают, что эта смерть носила насильственный характер. «В настоящее время ведется следствие, — заявил официальный представитель полиции офицер Хью Кэрью (Hugh Carew). — Мы не будем давать дальнейшие комментарии», — указала газета.

При этом авторы статьи сделали весьма прозрачный намек на то, что к смерти Лесина может быть причастен… Владимир Путин. «В прошлом Кремль не раз отрицал свою причастность к смерти своих критиков за границей», — указали они и напомнили о выводах британских следователей по поводу смерти Литвиненко. Помимо этого, вспомнили и о смерти в 2010 году другого «бывшего российского шпиона, Сергея Третьякова», который бежал в США и скончался у себя дома во Флориде. Судмедэксперты установили, что он подавился кусочком мяса, и что это был несчастный случай.

«Однако в июле, через месяц после этого происшествия, — указала многозначительно газета, — г-н Путин отметил, что один предатель — он не назвал имени г-на Третьякова — „закончил свое существование, и непонятно, ради чего“».

По мнению The New York Times (11.03), смерть бывшего союзника Путина становится все более таинственной. Газета обратила внимание на то, что «судебно-медицинские эксперты не объясняют ни причин своего объявления о смерти Лесина именно сейчас, ни оснований, почему эти результаты не объявлялись так долго».

Судьба Лесина была предметом многочисленных спекуляций. В российских СМИ о нём писали, отметила газета, что у него будто бы вышла размолвка с крупным акционером «Газпром-медиа» Юрием Ковальчуком, еще более близким деловым партнером и другом г-на Путина. «Некоторые предположили, что он бежал в Соединенные Штаты Америки в своего рода добровольное изгнание, что уже случалось среди министров и бизнесменов, которые когда-то пользовались благоволением у г-на Путина», — указала газета.

Майкл Бирнбаум в корреспонденции из Москвы писал: «Некоторые оппозиционные журналисты, многие из которых знали Лесина со времён последних лет существования Советского Союза — говорили, что он был убит, потому что слишком много знал о внутренней кухне Кремля. Другие выдвигают даже более по-шпионски интригующую версию: предполагают, что он жив и помогает американским следователям разобраться с Россией. (Такая возможность предполагает, что вашингтонский Департамент полиции и ФБР работают так же, как их российские коллеги. Нет никаких доказательств, что это так.) Многие репортеры задавали вопрос, почему Лесин — который имел собственность на сумму в многие миллионы долларов — вообще оказался в Вашингтоне — один, в посредственном отеле, где номер стоит 190 долларов за ночь» (The Washington Post, 11.03).

Автор привел и другое российское предположение о том, что его смерть была тщательно продуманной подделкой ФБР, со ссылкой на российского оппозиционного блогера Олега Козырева: «Эта история с Лесиным весьма странная. — Она всё больше выглядит как программа защиты свидетелей. Может быть, он жив и дает ФБР некоторые важные свидетельства».

А 13 марта эта же газета выдвинула еще одну версию смерти: «Лесин умер после долгого запоя» (The Washington Post, 12.03). По свидетельству одного из его друзей и деловых партнеров, 4 ноября сотрудник охраны отеля постучал в дверь номера Лесина, потому что тот долгое время не покидал номер. Он увидел, что Михаил лежит на полу пьяный и спит. Он попытался уложить его в кровать, но тот сопротивлялся, после чего охранник покинул номер. А на следующее утро горничная обнаружила его на том же месте, но он уже не подавал признаков жизни.

Украинская заложница Путина — так назвала в передовице Надежду Савченко газета The Wall Street Journal (9.03). «Украинская летчица Надя Савченко провела свой шестой день во вторник без воды и пищи в российской тюрьме. Эта 34-летняя ветеран войны в Ираке удерживается в течение почти двух лет в русском плену. Она начала голодовку в четверг после того, как российский суд отложил ее последнее слово в судебном разбирательстве о „военных преступлениях“». Если бы редакция знала, что у имени Надя есть более нежные варианты — Наденька и Надюша, — наверняка их использовала бы. Правда, американская аудитория вряд ли смогла бы понять такие нюансы.

СМИ излагали и излагают сугубо украинскую версию дела Савченко: она была похищена на территории Украины и вывезена в Россию, поэтому суд в принципе незаконный. Российскую версию либо игнорируют, либо называют лживой. Типичный пример – статья «Путин превращает Савченко в украинскую мученицу», написанная бывшим сотрудником госдепартамента США Алексеем Собченко (Alexei Sobchenko) для журнала Newsweek (9.03). Автор с восхищением перечисляет все хамские высказывания «Нади» в адрес российских СМИ, судей, властей и надеется, что она станет для Украины своего рода Жанной д’Арк.

Хотя некоторые американцы, хоть и не понимают разницы между Надеждой, Надей и Надюшей, все же имеют мнение, отличное от СМИ мейнстрима, транслирующих официальную позицию госдепа. Так, любопытен отклик на редакционную статью The Washington Post (10.03) «Очередной показательный процесс в России». Некто Джон Макассей (John Macassey) так прокомментировал передовицу: «Не понимаю, из-за чего вся эта возня. Савченко надо привлечь к ответственности за ее действия и судить соответственно. Интересно, что бы произошло, если бы, например, какого-нибудь афганца заподозрили в убийстве двух американских репортеров. Наверное, его быстро бы отправили в Гуантанамо, подвергли пыткам и заперли там на долгие годы без суда и следствия».

Московскому корреспонденту The Washington Post (8.03) Майклу Бирнбауму одна из российских социологических организаций предоставила редкую возможность сопровождать одного из своих сотрудников-интервьюеров в течение дня при условии, что никто из респондентов не будет идентифицирован по имени или по конкретным ответам на вопросы исследования. Рассказав об этом опыте в репортаже «Чем объясняется высокая популярность Путина», автор резюмировал его фразой Михаила Касьянова, бывшего премьер-министра, а ныне оппозиционного политика: «Выключите телевизор, и эта популярность исчезнет через два месяца».

При этом в следующей корреспонденции из Москвы Бирнбаум решил, видимо, что «перегнул» с рассказом о популярности Путина в России, и предложил американской аудитории историю о том, как «простые россияне устраивают акции протеста» (The Washington Post, 14.03). Взяв за основу протесты валютных заемщиков ипотечных кредитов, он попытался экстраполировать проблему на всю страну: «Теперь протесты возникают повсюду, так как россияне недовольны своим тяжелым финансовым положением. Несмотря на то, что рейтинг Путина остается заоблачным, число россиян, которые считают, что их страна находится на правильном пути, упало с 64% в июне до 45% в январе».

Правда тут же признается, что «Немногие аналитики считают, что протесты — разрозненные и небольшие — перерастут в более широкий призыв за политические перемены».

Финансово-экономическое положение в России было нарисовано в абсолютно мрачных тонах газетой The Wall Street Journal (10.03), автор которой подчеркнул: «А волнения внутри страны распространяются. В декабре российские водители грузовиков, которые должны были бы радоваться по поводу низких цен на нефть, устроили акции протеста против увеличения введенных дорожных сборов правительством, которое пытается таким образом пополнить бюджет. Ждите теперь протестов по поводу цен на продукты питания».

Ну а виноватым во всех экономических проблемах России привычно был назван Владимир Путин, которого автор статьи назвал «финансовым „сапожником“».

В российских школах возобновляют военную подготовку, и это отражает общенациональную ностальгию по тем временам, когда военный патриотизм был главной составляющей российской идентичности, — писал московский корреспондент Christian Science Monitor (8.03) Фред Вир (Fred Weir). Он завершил статью цитатой критика Александра Гольца: «Это также означает, что в оправдание всего у нас постоянно должны быть внешние враги. И вот так, шаг за шагом, маршируя в ногу, мы возвращаемся в осажденную крепость».

The Washington Post (8.03) посвятила рецензию очередной антироссийской книге Гарри Каспарова с многочисленными цитатами из неё, где он сравнивает, например, Владимира Путина с Доном Корлеоне. «Природу Путина изменить нельзя, и Путин не может быть умиротворен. Он должен быть скован и свергнут. Каспаров призывает европейских лидеров „противостоять Кремлю“, но также предсказывает, что Запад уступит — снова», — пишет автор рецензии.

При этом в любопытной беседе в эфире National Public Radio (11.03) собеседники пытались понять, «почему американской разведке трудно понять Путина». Констатировалось, что «Поведение Путина даже труднее предсказать, чем поведение других лидеров». А одна из участниц беседы высказала мнение, что «он держит свои карты так близко к груди, что даже его собственным советникам сложно угадать, что он думает, — забудьте о тех, кто наблюдает за Кремлем из Вашингтона».