Существуют две причины, по которым Совет Безопасности ООН совершенно не реагирует на массовые убийства Башаром Аль-Ассадом собственного народа в Сирии. Первая заключается в том, что Россия, обладающая постоянным членством в Совбезе ООН и имеющая право вето, заявила, что заблокирует принятие любой резолюции по Сирии. А вторая –в том, что Соединенные Штаты не будут оспаривать решение России.

Великобритания и Франция уже несколько дней обсуждают вариант резолюции, осуждающей жесточайшие репрессии со стороны сирийского диктатора по отношению к демократическим демонстрациям. Существует некоторая обратная реакция на решимость и быстроту, с которой Совбез ООН принял резолюцию по Ливии, особенно часть о применении военной силы. Колам Линч (Colum Lynch), бессменный обозреватель ООН в журнале Foreign Policy, называет это ливийским похмельем. Некоторые члены Совбеза считают, что союзники зашли «слишком далеко» в Ливии, нарушая ограниченные полномочия по защите мирного населения в резолюции 1973 по нападению на ливийский режим.

По этой причине любая резолюция ООН по Сирии, скорее всего, будет менее решительной, чем по Ливии. Резолюция будет осуждать действия властей, намекать на то, что, если жестокие меры по отношению к сирийскому народу продолжатся, то «последуют ответные меры», может быть, санкции и возможное последующее обращение к Международному криминальному суду. Резолюция не настолько сильна, как того требует ситуация, но начало положено. Может быть, угроза возможных мер вместе с санкциями США и Европейского Союза заставят Ассада остановиться. Может быть.

Российские дипломаты дали ясно понять, что не поддержат даже такие мягкие меры. И не потому, что у России особенно ценные отношения с Дамаском. Да и вообще, роль России на Ближнем Востоке зачастую переоценена. Главный аргумент России заключается в том, что ООН должна ограничивать свое вмешательство в дела суверенных государств.

На самом деле причина совершенно в другом, и она активно обсуждается в коридорах ООН. Это не ливийское «похмелье», это «полная отдача», как заявил мне один из дипломатов. Россия хочет, чтобы все осознали, что ее молчаливым согласием на военные действия сил коалиции в Ливии не стоит злоупотреблять, а действовать по похожему сценарию в Сирии Россия не намерена. Это дипломатическая версия разборок на детской площадке, которую совершенно нельзя уважать, потому что сирийский народ выступает в качестве жертвы.
 
Это давняя традиция российской дипломатии постсоветского периода – низкий, «око за око» обструкционизм, который имеет мало общего с реальными фактами. Россия заблокировала действия ООН в отношении Милошевича и его этнических чисток в Косово в 1999 году. Сначала поддержав многолетний дипломатический процесс по определению статуса Косово, Россия неожиданно отказалась признать их независимость в 2008 году, а позже признала Южную Осетию и Абхазию в знак безрассудного возмездия. Продолжение традиций холодной войны становится очевидными в связи с постоянными и беспочвенными жалобами со стороны России по поводу американской системы ПРО. Только на этой неделе президент Медведев пригрозил увеличить ядерное вооружение и выйти из соглашений по сокращению вооружений, бездоказательно утверждая, что запланированная система ПРО «направлена на Россию».

Мы гордая страна, неоднократно повторяют российские лидеры: будете с нами ссориться, мы заставим вас за это заплатить, если что. И это все никак не связано. Двойные стандарты западных стран последние годы в ООН, особенно в отношении Ирака, позволили России вести себя мелочно. Бездействие ООН в отношении Сирии еще раз подчеркивает затянувшееся недоверие мотивам западных стран. Но российская позиция неприемлема по отношению к убийствам мирных демонстрантов в Сирии.  И, к сожалению, это сходит им с рук. Европейский Союз хочет прописать резолюцию и вынудить Россию, если та будет продолжать угрожать воспользоваться правом вето, объяснить, почему именно она защищает поведение Ассада от международных действий. Быстрым составлением резолюции по Ливии европейцы смогли обойти возражения России и Китая в момент, когда международное сообщество было обеспокоено репрессиями Каддафи.

Кстати, США тогда тоже опоздали. На этот раз Соединенные Штаты вновь не торопят события, опасаясь, что вето России лишь ухудшит ситуацию, давая понять Дамаску, что убийства сойдут им с рук. Вопрос  законности. Когда я присутствовал в Совбезе ООН, то считал, что страна не должна предлагать резолюции, если не уверена, что заручилась достаточной поддержкой для ее принятия, (условие, которое Великобритания проигнорировала, когда предложила свою знаменитую провальную вторую резолюцию по разрешению войны в Ираке, но тогда я уже там не работал).

Но времена изменились, теперь царит новое настроение. Даже Китай это чувствует и вряд ли будет накладывать вето на резолюцию по Сирии. Не только США пересматривают свои интересы на Ближнем Востоке в эти непростые дни. Защищать диктаторов не является разумным действием, особенно учитывая, что демократы могут в обозримом будущем победить. Россияне должны показать свою тактику в ООН, приступить к голосованию по резолюции. Я уверен, что она пройдет, а если россияне наложат вето, все будут знать, кого винить. В Вашингтоне президент Обама осуждает действия Ассада и выражает солидарность с протестующими. Осторожность действий Соединенных Штатов в ООН дает совершенно другой, скромный посыл. Умозаключения дипломатов о том, что действия ООН в отношении массовых убийств в Сирии как-то связаны с резолюцией по Ливии, и преклонение перед гордостью России напоминают людям о том, что они больше всего ненавидят в дипломатии: что дело не в реальности, в которой солдаты убивают мирных граждан на сирийских улицах, а в дипломатических играх далеко от мест реальных событий.

Вопрос о людях в Сирии должен быть единственно важным в данной ситуации. И для их же блага я надеюсь, что дипломаты поскорее вернутся в реальность.