Во вторник высокопоставленный российский руководитель высмеял авиационную кампанию под руководством США, заявив, что она не дала «конкретных результатов». Не прошло и дня, как Пентагон произвел ответный выстрел, когда один американский военачальник открыто раскритиковал тактику действий российской авиации, назвав ее устаревшей и допотопной.

Эти обмены уколами скрывают существенные перемены на поле боя в Сирии, где, как признают американские представители, Москва начинает все чаще наносить удары по объектам «Исламского государства» и все реже — по отрядам боевиков, которые пытаются (зачастую при содействии США) лишить власти сирийского диктатора Башара аль-Асада. Это главный пункт противоречий между двумя странами с тех пор, как Россия начала 30 сентября свою воздушную операцию в Сирии.

На фоне этой войны слов дипломаты из России и США совместно пытаются найти пути политического урегулирования и положить конец длящейся четыре года гражданской войне в Сирии, которая унесла жизни 250 тысяч человек и предоставила площадку для базирования «Исламского государства». Во время очередного раунда переговоров, который состоялся на прошлой неделе в Вене, стороны призвали Саудовскую Аравию провести к середине декабря встречу представителей сирийской оппозиции с целью формирования делегации для участия в переговорах с правительством Сирии. Эти переговоры будут сопровождаться прекращением огня.

Наверное, нельзя назвать неожиданностью то, что первый выстрел в сегодняшнем осложнении с США сделало российское правительство Владимира Путина. Выступая во вторник на российском телевидении, министр иностранных дел Сергей Лавров обвинил Вашингтон в нерешительности в борьбе против «Исламского государства», заявив, что Соединенные Штаты похожи на кота, который хочет и рыбу съесть, и лапы не замочить.

Вашингтон на самом деле хочет, чтобы ИГ продолжало существовать, ослабляя Асада, заявил Лавров, но в то же время старается не дать этой группировке взять под контроль всю страну.

Но касаясь тех восьми с лишним тысяч авиаударов, которые Соединенные Штаты со своими союзниками нанесли по ИГИЛ с августа 2014 года, Лавров заявил, что Москва практически не видит никаких «конкретных результатов, кроме экспансии „Исламского государства“».

Выступая в среду в Багдаде перед репортерами, официальный представитель коалиции полковник Стив Уоррен (Steve Warren) дал свою резкую оценку авиационной тактике, демонстрируемой Россией в небе над Сирией. Хотя российское Министерство обороны обнародовало видеозаписи, показывающие якобы точные удары по отдельным целям, Уоррен сказал, что у русских нет высокоточных авиационных боеприпасов, и что вместо них они используют «неуправляемые бомбы, проявляя безответственность и беспечность» при выборе целей для бомбардировок.

Говоря о мощном авиаударе, нанесенном 12 бомбардировщиками Ту-95 по фактической столице ИГИЛ Ракке и по его нефтяным месторождениям, Уоррен заявил: «Это допотопная тактика, мы такую тактику больше не применяем».

По его словам, столь массированное применение самолетов, сосредоточенных в одном месте, это «очень старомодно». «Такая тактика необходима лишь в том случае, если у тебя нет техники, навыков и возможностей для нанесения высокоточных ударов, какие наносит наша коалиция», — сказал он.

Но оставим в стороне взаимные выпады и посмотрим, насколько серьезно в последние недели изменился характер воздушной войны в сирийском небе, где возникла сумятица и неразбериха. Вначале российские самолеты почти полностью сосредоточились на бомбардировках повстанческих группировок, выступающих против Асада, делая это для того, чтобы поддержать правительство самого близкого союзника Путина в арабском мире.

Однако американские официальные лица признают, что нанесенные во вторник удары попали в самое сердце структуры руководства «Исламского государства», а также по нефтяным месторождениям, за счет которых ИГИЛ в основном финансирует свои военные действия. Официальный представитель Пентагона Питер Кук (Peter Cook) сказал во вторник, что «последние авиаудары, похоже, были нацелены на районы, контролируемые ИГИЛ».

Перед их нанесением Россия впервые уведомила коалицию о своих запланированных действиях, поступив в соответствии с условиями подписанного 20 октября соглашения о разрешении спорных вопросов при ведении воздушных операций, чтобы самолеты двух стран не встречались друг с другом при выполнении боевых задач.

Но теперь, когда после зверского расстрела 13 ноября боевиками ИГИЛ 129 человек в Париже свои действия в Сирии активизировала Франция, война в этой стране опять меняет свой характер.

На следующей неделе президент Франции Франсуа Олланд намерен нанести визит президенту Бараку Обаме в Вашингтоне, а затем направиться в Москву, чтобы встретиться с российским президентом Владимиром Путиным и обсудить вопросы боевого взаимодействия в ходе совместной борьбы. Во вторник Путин отдал приказ о взаимодействии ракетного крейсера «Москва» с французским авианосцем «Шарль де Голль», который в настоящее время направляется в восточное Средиземноморье, чтобы начать авиаудары по «Исламскому государству».

«С прибытием авианосца „Шарль де Голль“ к берегам Сирии будет организована совместная боевая работа», — заявил в среду российский генерал-полковник Андрей Картаполов. По заявлению Пентагона, в понедельник с базы в Норфолке в Виргинии вышел авианосец «Гарри Трумэн», который в течение семи месяцев будет находиться в Средиземном море, нанося удары по ИГИЛ в Ираке и Сирии.

Если французы на сегодня проявляют готовность к совместной работе со всеми, кто участвует в борьбе в Сирии, то американские военные пока по-прежнему упираются. «Мы не координируем свои действия с русскими и не планируем этого делать», — заявил в среду Уоррен.