Президент России невероятно редко дает специальные интервью иностранным СМИ. Обычно он устраивает ежегодные масштабные представления под названием «пресс-конференция», на которых делится с миром своим мнением. На этот раз он сделал исключение и побеседовал с газетой Bild. Несмотря на то, что это легкий таблоид, Путин отнесся к крупнейшему немецкому изданию всерьез.

Он использовал интервью, как прелюдию к крайне важной европейской баталии. Ясно, что дело здесь не только в формировании положительного имиджа Владимира Путина. Россия задыхается под гнетом европейских санкций. Москва продолжает отправлять свои бомбардировщики в Сирию и ежедневно атакует сирийскую оппозицию и силы так называемого Исламского государства, в частности (если не в первую очередь), для того, чтобы убедить Запад, что в войне с терроризмом она выступает его партнером. В интервью газете Bild Путин подчеркивал это практически в каждой второй фразе. «Мы были партнерами после 11 сентября 2001 года и остаемся ими», — указывал он.

Президент заигрывал также с немецкими читателями (известно, что Bild — излюбленное чтение, например, немецких рабочих), напоминая, что объем торгового оборота Германии и России доходил до 85 миллиардов долларов. До введения европейских санкций. После он снизился на 50%. Путин говорит прямо: от этого страдают немецкие рабочие. Российский лидер преподнес на блюдечке аргументы поборникам отмены санкций. А их в Германии не так мало: как среди политических и предпринимательских элит, так и среди простых немцев, что показывают хотя бы восхваляющие Россию плакаты, с которыми выходят на демонстрации сторонники антииммигрантского движения «ПЕГИДА». Крым? Но в чем проблема? Россияне в Крыму выразили свою волю демократическим образом. Впрочем, одной воли людей Путину мало, ему нужна еще воля божья. «Справедливость — это воплощение Бога на земле, — цитировал российский президент Наполеона. — А воссоединение Крыма с Россией — это справедливое решение».

Своим интервью в Bild Путин подтвердил, что он стремится к контактам с Западом, но на своих условиях. И поле маневра у западных дипломатов будет очень узким. Ведь Путин не намерен ни на шаг отступать от сформулированной в последние годы российской доктрины. НАТО не следует расширяться на восток, а идеальный для Москвы вариант — существование в Центральной Европе «нейтральной» федерации государств, не связанных с какой-либо организацией. Россия не отступит в вопросе системы ПРО и продолжит выступать с ее резкой критикой. Не уступит она также в отношении Украины и Крыма. Она будет настаивать на проведении конституционной реформы, которая в итоге ослабит власть Киева и введет на Украине федеративное устройство, сделав страну слабой и нейтральной (то есть податливой к российским влияниям).

В этих вопросах Путин не отступит. Российский президент вроде бы не сказал ничего нового: он лишь собрал вместе все российские тезисы и озвучил их, адресуя массовому немецкому читателю. Он рассчитывает, что внутринемецкая дискуссия, которая в последнее время вращается преимущественно вокруг темы мигрантов, станет для России благоприятной. Что немцы начнут требовать от своих политиков отмены санкции против России и возвращения к докризисной ситуации, когда Москва была важным партнером Берлина. Путин этого не скрывает. Он говорит прямо: подсчитывайте убытки и выбирайте. Я такой, какой я есть, и я не изменюсь. Путин добавляет, что в международной политике нет друзей: он не может быть другом для всех, так как за ним стоит народ, интересы которого он обязан защищать. Однако в конце интервью российский президент сделал дружественный, хотя не лишенный яда жест в адрес немецкого канцлера, объяснив известный инцидент с собакой. В 2007 году во время визита в Россию, Ангела Меркель испугалась путинского лабрадора: она просто не любит этих животных и боится их. Говорилось, что Путин специально выпустил собаку, чтобы досадить Меркель, но сейчас он объяснил, что не знал о ее фобии и надеялся доставить ей удовольствие, показав питомца. Владеющий всей информацией (в особенности о слабостях своих партнеров) бывший сотрудник разведки и вдруг не знал? Путин всегда знает, каковы болевые точки тех, с кем он ведет игру. И он мастерски это использует.