Кристин Лагард заявляет, что готова проработать ещё один пятилетний срок в качестве директора-распорядителя Международного валютного фонда. Она достойна этого. У МВФ никогда не было лучшего руководителя, а совету управляющих фонда следует дать ей шанс завершить начатую работу.

Когда Лагард заняла этот пост в июле 2011 года, она возглавила организацию, переживавшую кризис. Глобальный финансовый крах 2008 года и его экономические последствия дискредитировали не только международные кредитные институты, руководимые Западом, но и политику свободного рынка, так называемый «Вашингтонский консенсус». Под руководством Лагард репутацию фонда удалось восстановить.

Много внимания уделяется её личным качествам — и вполне справедливо. Это искренний, убедительный, сердечный и обаятельный человек. Во многих странах чиновники, с которыми она встречалась (причём нередко при весьма деликатных обстоятельствах), описывают её одновременно и как человека, способного сказать трудную правду, и как внимательного слушателя. Это очень важные качества для руководителя организации, обязанной не диктовать условия соглашений, а согласовывать их на переговорах.

Европейцам не очень нравилось, когда Лагард говорила им о необходимости реструктуризации европейских банков или о том, что им необходимо создать защиту от рисков распространения финансовых проблем, но они это сделали. Точно так же, она твёрдо требовала предоставления помощи МВФ тем странам, которые являются важными для глобальной стабильности, например, Греции, Пакистану, Тунису и Украине.

Но это далеко не всё. МВФ не часто ассоциируется с креативностью и состраданием. Но Лагарад начала менять это мнение. И в этом процессе ей удалось придать человеческое лицо организации, обычно ассоциирующейся с рецептами горьких лекарств.

Например, помощь в урегулировании кризиса беженцев на Ближнем Востоке является не вполне очевидной частью мандата МВФ. Однако под её руководством фонд скорректировал программу таким образом, чтобы правительство Иордании смогло потратить больше средств на помощь людям, бежавшим от конфликтов в Сирии и Ираке (из них более миллиона живут в лагерях на территории Иордании).

Точно так же, когда в 2014 году началась эпидемия Эболы в Западной Африке, Лагард распорядилась, чтобы МВФ использовал свободные средства для облегчения долгового бремени стран, оказавшихся в кризисе. Это позволило им повысить выплаты врачам и медперсоналу. Впервые капитал МВФ был использован подобным образом.

Кроме того, среди самых важных проблем, стоящих сегодня перед миром, Лагард выделила три и начала работать над их решением. Во-первых, она стала мощным голосом в поддержку более активного участия женщин в трудовой деятельности и одновременно показательным примером тех преимуществ, которые может принести женщина на руководящих позициях. В столь разных странах, как Саудовская Аравия и Япония, она призывала власти прекратить разбрасываться человеческими талантами и осознать их экономический потенциал.

Во-вторых, под её руководством МВФ занялся широкой темой неравенства доходов. Это не просто вопрос о фундаментальной справедливости. Исследования фонда подчеркивают прямую связь между сокращением разрыва между богатыми и бедными и повышением темпов экономического роста. МВФ далеко не первый, кто об этом говорит, но статус фонда позволяет привлечь к проблеме больше внимания, указывая на её безотлагательный характер. Именно личная решимость Лагард добиться признания данной проблемы стала тем ключевым фактором, который способствовал продвижению в данном направлении.

В-третьих, Лагард немало сделала, чтобы помочь миру начать осознавать в полной мере последствия технологических перемен (некоторые из которых пугают перспективами дестабилизации). К примеру, автоматизация будет и дальше повышать эффективность и снижать стоимость производства, но она также приводит к тому, что экономический рост будет содействовать созданию меньшего количества рабочих мест, чем в прошлом. Политические, экономические и социальные последствия этой новой реальности необходимо осознавать и серьёзно изучать. Благодаря Лагард, МВФ стал центром данной работы.

Критики скажут, что настало время, чтобы МВФ возглавил представитель развивающихся стран. Лагард является уже одиннадцатым подряд европейцем, занимающим данный пост, и подобную привилегию трудно оправдать в современном мире. Другие скажут, что её отказ признать масштабы последствий для жителей Греции сокращения госрасходов, одобренного МВФ, свидетельствует о её полном непонимании интересов простых людей. При этом третьи будут утверждать, что обвинения, предъявленные Лагард в связи с финансовым скандалом во Франции, отвлекут её от дел МВФ. После безобразного скандала с Домиником Стросс-Каном (её предшественником на посту главы МВФ) фонд — будут настаивать критики — не может себе позволить подобных излишеств.

Давайте рассмотрим эти возражения по очереди. МВФ (и Всемирный банк) должны позитивно относиться к появлению руководства из стран за пределами Европы и США. Однако смысл прекращения данной западной привилегии в том, чтобы процесс выбора руководителей основывался на качествах кандидатов, а не на политических соображениях. Лагард является лучшим кандидатом на этот пост, в то время как развивающиеся державы, в частности страны БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай), не объединились в поддержку альтернативного кандидата. И не исключено, что именно факт управления фондом европейским диктором способствовал решению МВФ, принятому в конце прошлого года, — включить китайский юань в корзину валют для расчёта стоимости Специальных прав заимствования (СДР).

Кроме того, Лагард продемонстрировала впечатляющую политическую ловкость, убедив, наконец, республиканцев и демократов в Конгрессе США одобрить реформу управления фондом, которая не только расширяет мощности МВФ для борьбы с финансовыми кризисами, но и точнее отражает меняющуюся динамику глобальной экономики. Страны БРИК, например, теперь уже входят в число десяти крупнейших акционеров МВФ.

По поводу Греции Лагард сделала в прошлом году несколько характерно резких — кто-то может даже сказать грубых — заявлений. Но она даже не приближается к вершине списка тех, кто ответственен за экономические проблемы, переживаемые греками. Между тем, результаты её работы в МВФ в избытке свидетельствуют о том, что ни один директор-распорядитель в истории не сделал большего ради направления усилий фонда на смягчение страданий людей во время кризисов.

Наконец, французские обвинения против Лагард были предъявлены вопреки возражениям генерального прокурора страны, а её участие в этом деле кажется, по меньшей мере, поверхностным.

Мир крайне нуждается в лидере, который бы искренне стремился превратить его в более безопасное и процветающее место. Лагард показала, что она является таким лидером и готова менять МВФ в соответствии с требованиями XXI века. Она заслуживает шанса закончить то, что начала.

 

Иэн Бреммер — президент группы «Евразия» и автор книни «Каждая нация за себя: победители и проигравшие в мире G-0»