В эти дни много говорят о баррикадах 1991 года (13-27 января) в Латвии как о выдающемся примере ненасильственного сопротивления. Баррикады, а также акция «Балтийский путь» в широком смысле олицетворяли борьбу за историческую справедливость и против лжи в СССР на государственном уровне. Важно, что эти два взаимосвязанных события нашли надлежащее отражение в посвященной соответствующему историческому периоду европейской литературе.

Член Академии наук Франции, историк Элен Каррер д’Анкос в вышедшей в свет в прошлом году книге «Шесть лет, которые изменили мир. 1985-1991, развал Советской империи» отмечает: объявленная Михаилом Горбачевым т.н. гласность не была столь всеобъемлющей, чтобы раскрыть всю правду о Катыни и о пакте Молотова-Риббентропа. Запад относился к этому с пониманием, потому что Горби отказался топить в крови Восточную Европу, позволив полякам и остальным покинуть лагерь социализма, смирился с воссоединением Германии. И по большому счету не чинил препятствий распаду СССР, который стал возможным после провала организованного противниками перестройки путча в августе 1991 года.

До сего дня Горбачев отрицает свою причастность к попыткам насильственного подавления сопротивления народов Балтии — к кровавой бойне в Вильнюсе и к обстрелам в Риге в январе 1991 года. Однако планы поставить балтийцев на место, очевидно, были. Недовольными чувствовали себя те в хорошо известных кругах, кто надеялся на прямое правление президента СССР в Балтии, а также те, кто 19 августа радовался отстранению Горбачева и введению чрезвычайного положения. Эта радость оказалась недолгой. Спустя неделю независимость Эстонии, Латвии и Литвы уже была признана многими государствами.

Один из видных французских аналитиков руководитель Лондонского института международных стратегических исследований Франсуа Эйсбур в изданном недавно сборнике эссе напоминает, что государства Балтии не получили, а восстановили независимость, которую утратили в результате не признанной Западом аннексии. Эйсбур также пишет, что СССР существовал и до аннексии стран Балтии, то есть мог сохраниться без Балтии (как надеялись некоторые западные политики). Однако дни советской империи были сочтены, и определяющую роль в этом сыграли события в ельцинской России, а также на Украине, где на проведенном в начале декабря 1991 года референдуме за независимость высказалось 90% населения (в Крыму — 54%).

Об этом необходимо помнить, когда сегодня рассуждаем о происходящих в России переменах. После вторжения «зеленых человечков» на Украину весной 2014 года представляющие различные фракции Госдумы России депутаты обратились в Генпрокуратуру с требованием оценить действия, которые привели к развалу СССР. Слуги народа приписывали Горбачеву измену родине и хотели, чтобы он предстал перед судом. В прошлом году аналогичное заявление сочинили особо активные депутаты фракции «Единая Россия» — они поставили под сомнение решение Государственного совета бывшего СССР от сентября 1991 года о признании государств Балтии.

Кремль якобы не был проинформирован об инициативе парламентариев, и Генпрокуратура утверждала, что продвижение таких заявлений не имеет «юридических перспектив». Но кто знает, как может получиться. В пространном интервью немецкому изданию Bild Путин заявил, что его мало интересуют границы, его интересуют люди. Перевод: не люди вообще, а принадлежащие к «русскому миру», которые пострадали от упомянутой Путиным величайшей геополитической катастрофы 20-го века… Многие услышали в этом высказывании желание вернуться к старой доброй практике раздела сфер влияния — к ялтинско-потсдамской системе в современном варианте. В этой связи баррикадные настроения не ушли в далекое прошлое. Времена другие, но идеи, которые нужно защищать, те же.