Обстановка на Ближнем Востоке продолжает стремительно обостряться. 9 февраля премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу заявил о том, что его страна намерена защитить сирийский Алеппо, призвав вернуть исторический долг «братьям из Алеппо», которые в годы Первой мировой войны защищали турецкие города. Также стало известно о ряде запланированных в регионе крупных учений.

Так, Вооруженные силы Великобритании отработают переброску бронетанковых соединений в Восточную Европу на случай конфронтации России и НАТО. При этом примечательно, что конечной точкой транспортного маршрута станет граничащая с Сирией Иордания, куда будут направлены 1,6 тыс. британских военнослужащих и 300 единиц военной техники. Сообщается, что это позволит отработать логистические схемы переброски вооружения и личного состава «с целью обеспечения развертывания 30-тысячной группировки в условной кризисной зоне». Параллельно иранские СМИ сообщили о запланированных в Саудовской Аравии крупнейших военных маневрах. Как предполагается, в них примут участие военные из 25 стран, в том числе Египта, Судана, Пакистана и государств Персидского залива. Учения продлятся 18 дней и пройдут на севере королевства, сообщается, что на время их проведения воздушное пространство над районом будет закрыто.

С визитом в Анкаре побывал министр обороны Катара, являющегося наряду с Саудовской Аравией и Турцией ключевым спонсором сирийской оппозиции, а также связан с Анкарой военными обязательствами. В ходе визита глава оборонного ведомства Катара провел встречу с президентом Турции Эрдоганом, в которой также принял участие министр обороны Турции Исмет Йылмаз. И наконец 9 февраля президент Турции Эрдоган провел в Анкаре экстренное заседание по вопросам борьбы с терроризмом и ситуации в регионе, в котором приняли участие премьер-министр Давутоглу, начальник Генштаба ВС Хулуси Акар, министр внутренних дел Эфган Ала и глава Национальной разведывательной организации Хакан Фидан. О важности совещания свидетельствовало то, что премьер Давутоглу отложил в связи с его проведением начало своего визита в Нидерланды.

Указанные выше заявления Давутоглу сигнализируют о готовности Анкары пойти на прямой военный конфликт с Россией для защиты позиций Турции в Сирии. Для Анкары на карту поставлено слишком многое: получение контроля или хотя бы твердых позиций в Сирии рассматривалось в Турции как стартовая площадка по реализации геополитического проекта по формированию турецкой сферы влияния на Ближнем Востоке. Данный курс был фактически основным направлением турецкой внешней политики с 2011 года, то есть после начала событий «арабской весны».

Нынешние действия России в Сирии и успешное наступление асадовских сил в районе Алеппо на деле ставят крест на этом проекте Турции, с чем Анкара на данном этапе не может легко смириться. Косвенно о серьезности ситуации свидетельствуют и шаги российской стороны, направившей Анкаре ответный военный сигнал: на фоне воинственных заявлений Анкары российские вооруженные силы 8 февраля начали внезапную комплексную проверку боевой готовности в войсках Южного военного округа. Сообщается, что к ней привлечены объединения, соединения и воинские части Южного военного округа, а также отдельные соединения Воздушно-десантных войск и военно-транспортной авиации ВКС России, в проверке боеготовности подразделений примут участие до 8,5 тысяч человек, 900 единиц военной техники, 50 кораблей, 200 самолетов и вертолетов.

В то же время заявления турецких официальных лиц также являются сигналом и в адрес Вашингтона, от которого в конечном счете  зависит на сегодня дальнейший ход сирийского кризиса. Без одобрения США Анкара, скорее всего, не решится на резкие действия в Сирии, при этом идеальным вариантом для Турции является именно получение гарантий в рамках обязательств НАТО. Ранее президент Турции Эрдоган выступил с примечательными заявлениями в адрес Вашингтона. Он, в частности, подверг критике контакты США с сирийскими курдами, в то же время отметив, что Вашингтон начал смягчать позицию по вопросу создания зоны безопасности на севере Сирии.

По словам Эрдогана, США начали верить в этот проект. Президент также отметил, что Турция готова заниматься созданием зоны безопасности и бесполетной зоны не только на 98-километровом участке между городами Азез и Джараблус, но и в регионе большей протяженности. Эрдоган также заявил, что Анкара в Сирии не должна допустить повторения ситуации периода вторжения сил коалиции в Ирак в 2003 году, напомнив, что тогда Анкара отказалась размещать на турецкой территории американские войска и не вошла в состав международной коалиции. Турецкий президент также подчеркнул, что Анкара готова к любому развитию событий в Сирии.

По сути, высказывания Эрдогана напрямую сигнализируют США о том, что Турция готова работать в их команде, а также стремится к масштабному вторжению в Сирию и для реализации этих планов камнем преткновения является американская поддержка сирийских курдов. Пока ответная реакция США не очень обнадеживающая для Турции: представитель Госдепа США Джон Кирби заявил, что США не считают курдскую Партию демократического союза террористами, назвав ее членов эффективными бойцами с ИГ внутри Сирии. Заявление Госдепа сразу же вызвало негативную ответную реакцию Анкары: МИД Турции вызвал американского посла в Анкаре Джона Басса после заявлений Госдепа США, а министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что в США должны сделать выбор между его страной и курдской Партией демократического союза

Однако, несмотря на неудачи, похоже, что Турция, скорее всего, продолжит интенсифицировать давление на США и уже в ближайшее время станет ясно, пойдут ли американцы на изменение своей позиции по турецкому вмешательству в Сирии, а также решится ли Анкара на такой маловероятный вариант, как проведение односторонней операции без санкции Вашингтона. В целом, однако, очевидно, что острая геополитическая борьба вокруг сирийского кризиса и связанного с ним российско-турецкого конфликта, который потенциально может перерасти в еще одну российско-турецкую войну, стремительно приближается к своей решающей стадии.