13 февраля после  бурных переговоров Международная программа поддержки Сирии разработала план, по которому предполагалось через неделю прекратить военные действия в Сирии. Ранее официальная Москва выступила с предложением об установлении перемирия в Сирии с условием, что это не будет касаться ударов по позициям террористических группировок около Аллепо.

Два дня назад по инициативе Белого дома состоялся телефонный разговор президента США Барака Обамы и президента РФ Владимира Путина. В пресс-релизе, распространенном Белым Домом о содержании разговора, говорилось, что главы двух государств обсудили соглашения, достигнутые Группой поддержки Сирии. Это означает, что соглашение о прекращении огня было достигнуто, в первую очередь, благодаря договоренностям Москвы и Вашингтона.

Несмотря на это, ситуация в северных регионах Сирии остается взрывоопасной. Военные силы Турции нанесли удары по позициям продвигающихся к турецкой границе сирийских правительственных войск в направлении Латакии, а до этого и по позициям курдской Объединенной Сирийской Демократической партии, которая организовала нападение в направлении города Азыз у Алеппо. Официальная Анкара подтвердила факт ударов по позициям курдских вооруженных сил, а премьер-министр Ахмед Давутоглу объявил, что Турция никогда не допустит падение Азыза, угрожая уничтожить аэропорт Миннек.

15  февраля была  распространена информация о том, что более ста турецких военных на нескольких десятках военных машин вторглись на территорию Сирии и практически достигли города Алеппо. Несмотря на то, что официальная Анкара опровергла эти новости, очевидно, что они не случайно появились в прессе и преследовали цель проверить вероятность подобного развития событий и возможную реакцию мировой общественности.

Интересно, что моделирование вторжения Турции в Сирию осуществили после отправки военного контингента и воздушных сил Саудовской Аравии на турецкую военную базу Инджирлик. Эр-Рияд объявил, что будет полностью поддерживать Турцию, если Анкара решит начать наземные действия в Сирии, и ожидает лишь согласия возглавляемой США коалиции.

В свою очередь, премьер РФ Дмитрий Медведев, перед тем как поехать на Мюнхенскую международную конференцию по безопасности, в интервью немецкой газете Handelsblatt предупредил, что введение наземных военных сил на территорию Сирии может привести к мировой войне. Он очень ясно дал понять, что Россия не откажется поддерживать Башара Асада и не будет колебаться перед тем, как вмешаться в эти военные действия и, возможно, в свою очередь пойдет на введения военного контингента в Сирию. Фактически, именно на предотвращение этих столкновений с непредсказуемыми последствиями были направлены как предложение России об установлении перемирия, так и достижения соглашений между Путиным и Обамой.

Нанося воздушные удары по сирийским правительственным силам и вооруженным курдским позициям, в то время, как главы супердержав пытаются найти политические выходы из сложившейся ситуации, Турция, фактически, делает эти договоренности невыполнимыми. Провоцируя как курдов, так и войска Асада, Турция пытается создать повод для вторжения в Сирию. Анкара в очередной раз фактически проваливает попытки политического разрешения сирийского вопроса и формирования единого тыла Россия-Запад против террористических группировок. Причем, она идет на этот авантюрный шаг наперекор желаний Вашингтона или его призывов (по крайней мере, внешне). Не исключено, конечно, что этот совместный демарш Турции и Саудовской Аравии происходит с позволения США. Но, учитывая противоположные подходы Анкары и Вашингтона в вопросе курдов, возможно, что Турция и Саудовская Аравия ведут собственную игру, чтобы не потерять последние рычаги политического воздействия на Сирию, и не позволить окончательной ликвидации фактически распадающегося «Исламского государства» и фактора суннитских джихадистов.

Анкара однозначно играет с огнем, одновременно втягивая в этот огонь своих западных партнеров и Россию, используя их зависимость от договорных обязанностей в вопросе обеспечения ее безопасности. Турция со своими имперскими устремлениями становится неконтролируема, в плане провоцирования не только регионального, но и мирового конфликта, и это может обернуться очень и очень тяжелыми последствиями.