Китайский план по увеличению оборонного бюджета на 7,6% — минимальный показатель за шесть лет — это рациональный шаг, способствующий экономическому развитию страны. Это решение не оставляет места раздутому некоторыми западными силами клише «китайской угрозы».

Примечательно, что Китай — третья по величине территории страна — тратит на защиту крупнейшего населения на планете всего 6% от подушевых расходов США. При этом западные СМИ безосновательно критикуют увеличение китайского оборонного бюджета.

В действительности, при наименьшем повышении расходов с 2010 года китайский военный бюджет все еще менее трети американского военного бюджета, с которым не могут сравниться и восемь стран, идущие следом за США в списке крупнейших расходов на оборону.

Критика — это всего лишь рассчитанная шумиха, управляемая Западом, чтобы оклеветать Китай и выставить его готовящейся угрозой ради того, чтобы самим сохранить больший военный бюджет.

Если Запад снимет свои розовые очки, он легко увидит, что это увеличение — нормальная и рациональная регулировка бюджета для страны, которая следует оборонительной национальной оборонной политике, обладает большей, чем у США, землей и более обширными, чем у Мексики, территориальными водами, которые необходимо защищать.

Правомерность увеличения бюджета отражается в трех аспектах.

Во-первых, защита своей территории с помощью адекватного бюджета — это священное право, гарантированное международным законом для всех стран, не исключая Китай. Из этого следует, что увеличение военного бюджета в соответствии с потребностями обороны — исключительно внутреннее дело Китая. Кидая камни извне, Запад, на самом деле, вмешивается во внутренние дела КНР.

Во-вторых, из-за западного эмбарго на вооружения для Китая у Пекина не остается другого выбора, как полагаться в основном только на себя в проведении модернизации обороны с нуля, которая, вне сомнений, требует довольно больших затрат. При этом, после увеличения бюджет все еще составляет примерно 1,5 проц ВВП Китая, что ниже, чем общемировые 2,6%. Это соотношение в США составляет 4%.

В-третьих, вместе с участившимися вторжениями военных кораблей и самолетов в территориальные воды Китая США и некоторые их союзники продолжают искать «точку кипения» Китая, прикрываясь «свободой навигации». Китай не может парировать эти вызовы, имея лишь лодки сампан и телескопы. Китайские ВС, никогда не провоцировавшие войны с кем-либо, должны быть модернизированы при наличии соответствующего военного бюджета.

Все это говорит о том, что увеличение китайского оборонного бюджета на самом деле очень скромно, и те, кто критикуют его, поддерживают либо идею «китайской угрозы», либо иллюзорной китайской гегемонии.

Клеветническая кампания, направленная на Китай, ясно демонстрирует, что Вашингтон и некоторые его союзники взяли опасный изоляционистский подход к вопросу китайского развития. Изображая Китай стремящимся к гегемонии, джаггернаут на самом деле играет в игру под названием «Вор кричит: «Держи вора!»

Лучшим решением для Запада, особенно для США, стало бы расширить стратегический горизонт и обдумать варианты многообещающего будущего, в котором есть сотрудничество, а не конфронтация Китая и Запада. Это миссия, которую ни одна из сторон не может себе позволить проиграть.