С невероятной помпой заявляя об этой «мирной инициативе», президент России Владимир Путин представил следующее обоснование: «Эффективная работа наших военных создала условия для начала мирного процесса… Считаю, что задачи, поставленные перед Министерством обороны, в целом выполнены. При участии российских военных сирийским войскам и патриотическим силам Сирии удалось кардинальным образом переломить ситуацию в борьбе с международным терроризмом и овладеть инициативой практически на всех направлениях».

Однако, если вспомнить предыдущие заявления российских лидеров, обнаружится, что ранее заявленные цели выглядели иначе. В феврале этого года министр иностранных дел России Сергей Лавров объявил: «Российские авиаудары не будут прекращены, пока мы реально не победим террористические организации: ИГИЛ, “Джебхат-ан-Нусра” и подобные им. Не вижу оснований для прекращения этих ударов». Насколько нам известно, эти террористические группировки продолжают контролировать большую часть сирийской территории.

Тот факт, что данное заявление прозвучало за день до начала переговоров между умеренной оппозиции Сирии и ООН в Женеве, может быть своего рода попыткой Кремля пойти навстречу противникам Башара Асада, одно из главных требований которых заключается в прекращении российских бомбардировок и выводе военных из Сирии.

Следует отметить, что вывод российских войск носит частичный характер, между тем Москва продолжает осуществлять контроль над авиабазой Хмеймим в сирийской прибрежной провинции Латакия, а также российскими объектами в порту Тартус.

Таким образом, российские войска в любой момент могут вернуться. «Контингент, необходимый для поддержания военных баз в Сирии, останется. Нужно просчитывать разные варианты на случай, если нам необходимо будет вернуться в Сирию», — сообщил Виктор Озеров, председатель комитета Совета Федерации (верхней палаты российского парламента) по обороне и безопасности.

Это ставит под сомнение заявления Путина о том, что «сирийским войскам и патриотическим силам Сирии удалось кардинальным образом переломить ситуацию в борьбе с международным терроризмом и овладеть инициативой практически на всех направлениях».

Судя по всему, Владимир Путин считает выполненной задачу по сохранению российского влияния в Сирии путем установления контроля над побережьем страны. На прошлой неделе Москва категорически отвергала идею о федерализации Сирии, однако в понедельник Сергей Лавров заявил, что Россия примет этот сценарий, если он будет «предметом согласия всех сирийцев».