Похоже, постепенно американцы начали осознавать, что возможно не все, даже для них самих.

«Мяч круглый», говорят футболисты, когда на поле происходит что-то неожиданное. Это значит, что невозможно все контролировать, как сильно бы человек этого ни хотел.

Эта непредсказуемость — одна из прелестей футбола. Свисток судьи может быть заслуженным или незаслуженным, да и о решениях арбитра можно спорить бесконечно. Мяч в американском футболе не круглый. Во время игры судьи уходят за боковую линию свериться с видеозаписью, чтобы отслеживать происходящее на поле с детальной точностью. Р азличия в футболе хорошо отражают то, как по-разному европейцы и американцы относятся к судьбе.

Это не чудо, что в европейской культуре заложено смиренное отношение к происходящему в мире. Войны и другие потрясения до сих пор испытывают на прочность выступающую в Атлантический океан часть Евразии. Европейская религия — как католичество, так и лютеранство — представляют человека как Иова, который должен подчиняться воле Вседержителя и просить о прощении даже на том свете.

Европейцы понимают, что означает трагедия. Жизнь — это абсурд, хорошее уходит, планы рушатся. Поэтому каждое утро нам нужно вставать и продолжать свой путь.

У нас, европейцев, старые покалеченные души. Наша история, философия и искусство напоминают нам об этом.
Американец же вызывает судьбу в суд или затыкает ей глотку. Когда террористы атаковали в 2001 году Нью-Йорк, американцы ударили по Афганистану и Ираку, потому что что-то надо было делать.

Нынешний президент Барак Обама, тем не менее, не согласился удовлетворить потребность американцев в том, чтобы что-то сделать. Он сказал, что американцы не могут решить все мировые проблемы.

В свежем интервью газете The Atlantic Обама заявил, что в мире было бы очень легко жить, если бы у всех людей был холодный разум, как у жителей северных стран.

В словах президента Обамы американцы услышали покорность судьбе — это звучало ужасно по-европейски.
Американцы — народ, предки которого не стали дожидаться следующей войны или неурожайных лет в своих родных землях. Они были бойцами.

Прибыв в Америку, они нашли себе новую родину, которой не угрожали иностранные завоеватели. Конечно, проблем хватало, но они не опустили руки, а, наоборот, с воодушевлением взялись за работу.

В новой обстановке ход мыслей начал меняться. На смену непритязательности и смиренности, к которым взывала протестантская церковь, пришла новая модель восприятия, которую развил пастор Эссек Уильям Кеньон (Essek William Kenyon).
«Иисус дал тебе право использовать его имя. Это имя может остановить болезнь и несчастья», — пообещал Кеньон в «позитивном исповедании».
Американцы привыкли думать, что с хорошими людьми происходят хорошие вещи, и это касается не только верующих. Ученые тоже пришли в восторг от позитивной психологии, которая объясняет успех человека его упорством или позитивным мышлением.

Европейцам идея американской позитивной психологии кажется довольно жестокой. Получается, что если успех зависит только от самого человека, то и неудача тоже.

Все чаще этот подход критикуют и в США. Огромное число американцев оказались «за бортом», и им трудно винить в этом только самих себя.

На грядущих президентских выборах наибольший восторг вызывают кандидаты, которые ищут причины проблем людей в общественном строе. Республиканец Дональд Трамп (Donald Trump) обвиняет во всем глобализацию, демократ Берни Сандерс (Bernie Sanders) — класс миллиардеров.

Ни первый, ни второй не предлагают убедительного решения проблем. Ответ Трампа — сам Трамп, ответ Сандерса — политическая революция. Кандидаты на пост президента буквально отпускают людям их грехи: плохое может случиться и с хорошими людьми.

Со временем американцам придется понять, что не все возможно, даже для них. Кроме того, они начнут понимать, что такое судьба: это не приглашение править миром, а попытка жить в мире, который никогда не бывает совершенным, а чаще всего оказывается жестоким и несправедливым. Совсем как несправедливо засчитанный пенальти.