Всемирный день воды, отмечаемый 22 марта этого года, дает возможность выдвинуть на первый план обсуждение проблемы, ставшей во многих странах стала суровой реальностью: доступность пресной воды, которая все больше становится определяющим стратегическим фактором в региональных и глобальных отношениях. Если водными ресурсами не управлять с чрезвычайной осторожностью, последствия могут быть разрушительными.

В прошлом году во «Всемирном отчете о развитии водоснабжения» Организации Объединенных Наций еще раз было подчеркнуто, что растущий разрыв между спросом и предложением водных ресурсов может стать причиной конфликта. Всемирный экономический форум позиционировал водные кризисы как самую тревожную глобальную угрозу, более опасную, чем террористические атаки или обвалы финансовых рынков. Возникновение водных кризисов более вероятно, чем использование оружия массового поражения. И исследование Группы стратегического предвидения показало важность разумной политики использования водных ресурсов: крайне маловероятно, чтобы страны, совместно управляющие водными ресурсами, начали между собой военные действия.

Ближний Восток является трагическим примером того, что может произойти, если отсутствует региональное сотрудничество. Ирак, Сирия и Турция боролись за каждый кубометр воды из рек Тигра и Евфрата. В результате проиграли все. Негосударственные органы управляют важнейшими частями бассейнов этих двух рек. И нехватка воды усугубила кризис беженцев из этих областей (это ‑ апофеоз бездарного государственного управления).

Самая горькая часть этой трагедии состоит в том, что ее можно было избежать. В 2010 году на Форуме стран Западной Азии и Северной Африки в Аммане мы предложили создать «зоны сотрудничества», которые узаконят сотрудничество между Ираком, Иорданией, Ливаном, Сирией и Турцией по водным проблемам и вопросам охраны окружающей среды. Такая же договоренность могла бы помочь в управлении природными ресурсами между Иорданией, Израилем и Палестиной.

Если бы такая наднациональная организация была создана, то она, возможно, предложила бы совместные стратегии управления засухой, координацию в выращиваемых сельскохозяйственных культурах, разработке единых стандартов для контроля речных потоков, а также осуществила бы инвестиции для создания средств существования и развития технологий обработки воды.

Именно это сделали другие регионы. Страны, совместно использующие реки в Африке, Юго-Восточной Азии и Латинской Америке, признали, что национальные интересы и региональная стабильность могут взаимно укреплять друг друга, если человеческим потребностям будет дан приоритет над шовинистическими настроениями.

Прошлой осенью международное сообщество приняло «Цели устойчивого развития ООН», которые обещают «гарантировать доступность и стабильное управление водными ресурсами и санитарией для всех». Часть этого обещания ‑ обязательство «расширить международное сотрудничество».

Отвечающие за осуществление этого обязательства руководители должны принять во внимание, что сотрудничество по водным ресурсам — это не просто подписание соглашений и проведение встреч. Это также и совместное планирование инфраструктурных проектов, управление наводнениями и засухами, разработка интегрированной стратегии по борьбе с изменением климата, обеспечение качества водных ресурсов, регулярное проведение саммитов по достижению компромиссных договоренностей в использовании воды и других общественных благ.

«Индекс водного сотрудничества» ‑ критерий качества взаимодействия, созданный Группой стратегического предвидения, ‑ может помочь странам, совместно использующим бассейны рек и озера, контролировать интенсивность своего сотрудничества. Из 263 совместно используемых бассейнов рек, только четвертая часть получает выгоды от правильно организованного сотрудничества совместных организаций. Жизненно важно, чтобы такие организации получили дальнейшее развитие и к расчетному 2030 году (согласно «Целям устойчивого развития») охватили бассейны всех совместно используемых рек мира.

Для бедных людей в развивающихся странах такое трансграничное сотрудничество дает значительные выгоды. Когда страны договариваются о строительстве и управлении критически необходимой инфраструктурой, не происходит никаких задержек в реализации планов. Сокращаются затраты. Оптимально распределяются прибыли. Если бы трансграничное сотрудничество охватило все развивающиеся страны, совместно использующие бассейны рек, то рост их ВВП мог бы легко повыситься на процентный пункт.

Международное сообщество должно поощрять страны осуществлять такое сотрудничество, создав финансовые инструменты, которые сделают доступными концессионные и преференциальные фонды. Глобальный План Маршалла для совместного использования бассейнов рек на первый взгляд может показаться очень дорогостоящим предложением; но стоимость бездействия — посмотрите на угрозу для одной только Европы из-за массового наплыва беженцев ‑ может быть на несколько порядков выше.

Аналогичным образом, международное сообщество должно быстро действовать, чтобы спасти критически важную водную инфраструктуру от насильственных действий и терроризма. Многие реки, включая Тигр и Евфрат, были и продолжают быть колыбелями человеческой цивилизации. ООН должна рассмотреть вопрос создания специальных миротворческих сил для их защиты.

И в заключение, должно быть разработано международное право, чтобы предотвращать, а не только решать конфликты. В частности, необходимо жесткое глобальное соглашение по ограничению вредных выбросов в воду. Сегодня большинство разногласий связано с количеством воды, получаемой заинтересованными сторонами. В будущем конфликты будут все больше связаны с качеством воды, методами ирригации, индустриализацией и урбанизацией, которые способствуют росту уровня загрязнения воды.

Всемирный день воды — идеальное событие для начала подготовки новой повестки дня по разумному использованию водных ресурсов. И каждый день должен быть днем, когда мы сотрудничаем, чтобы управлять одним из самых важных ресурсов планеты.

 

Принц Эль Хассан бин Талаль — основатель и глава Арабского форума мыслителей и Форума Западной Азии-Северной Африки. Он также является почетным членом Всемирного высокого совета по вопросам воды и мира.

Сандип Васлекар — президент Группы стратегического планирования.