При каких обстоятельствах Россия может на длительное время прекратить поставки газа в Европу, и каковы будут последствия? Такой сценарий может показаться слишком нелепым, чтобы его рассматривать. Россия очень сильно зависит от экспорта энергоресурсов на европейский континент и хочет, чтобы ее считали надежным партнером. Даже в условиях газовых кризисов 2004 и 2009 годов русские не заходили так далеко. Зачем Москве делать то, что на первый взгляд наносит больше вреда ее интересам, нежели способствует им?

Все это стало темой увлекательной лекции и дискуссии, состоявшейся на прошлой неделе в колледже Корпус Кристи Кембриджского университета. Организовали ее историк Брендан Симмс (Brendan Simms) и его «Форум по геополитике» (Forum on Geopolitics). Основополагающей мотивацией данного мероприятия было то, что правительство, бизнес и научные круги обязаны рассматривать «кошмарные сценарии», какими бы невероятными они ни казались. В конце концов, геополитические события в своей основе всегда непредсказуемы.

Главным оратором был Ник Батлер (Nick Butler), знакомый читателям Financial Times как автор статей в блоге по энергетическим вопросам. В прошлом Батлер работал топ-менеджером в ВР и советником в британском правительстве; он обладает глубокими знаниями о российской экономике, ее энергетическом секторе и тех силах, которые определяют внешнюю политику Кремля.


Начал Батлер с того, что низкие мировые цены на энергоресурсы оказывают мощное давление на российскую экономику.

Попытки Москвы компенсировать спад европейского спроса на газ за счет увеличения экспорта в Китай пока ни к чему не привели. Представьте себе в таком случае «кошмарный сценарий», в котором российский президент Владимир Путин в ответ на давление начинает внешнеполитическую авантюру, аналогичную войне 2008 года против Грузии, аннексии Крыма в 2014 году или недавней интервенции в Сирии. Что он может сделать, и как на это ответит Запад?

Батлер предположил, что Путин может вновь разжечь сепаратистский конфликт на юго-востоке Украины в Донбассе. Это способно привести к ужесточению западных экономических и прочих санкций против России. А затем Путин может прекратить поставки газа в Европу.

Если такое случится, считает Батлер, удар по экономике Западной Европы, включая главного импортера российского газа Германию, будет особенно мощным. Для некоторых стран Центральной и Восточной Европы из состава ЕС он может стать еще серьезнее, но справиться с этим все равно будет возможно.

Больше всего в таком случае пострадает Украина, потому что подконтрольные Киеву территории используют российский и донбасский уголь и электричество, а также получают газ из России. Киев в целях экономии энергии может ввести двухдневную рабочую неделю (вспомните трехдневную рабочую неделю в Великобритании в 1974 году). На Украине в таком случае произойдет экономический крах, и украинцы в огромных количествах могут устремиться в Польшу, Германию и дальше, как это сегодня делают беженцы из Сирии и других стран.

В этом случае правительства Британии, Франции и Германии, для которых проблема миграции является самой болезненной, будут готовы договариваться с Путиным. Соединенные Штаты осудят действия России по дестабилизации Украины, однако Путину и его советникам будет предельно ясно, что Вашингтон никогда не прибегнет к применению военной силы ради защиты Украины.

Таким образом, сказал Батлер, кризис может закончиться договоренностью, причем, в основном на российских условиях. Украина превратится в официально нейтральное государство, но ее руководство будет ориентироваться на Россию или мириться с ней. А Донбасс получит фактическую независимость.

Европа, со своей стороны, будет вынуждена подписать с Россией новый долгосрочный контракт на поставку энергоресурсов. Европейцы возьмут на себя обязательство сроком на 25 лет покупать в больших количествах газ по фиксированной цене, на 20 процентов превышающей среднюю рыночную, предположил Батлер.

Бывший менеджер ВР с самого начала подчеркнул, что не считает такой сценарий правдоподобным. Но если Брендан Симмс предлагает вам нарисовать кошмарный геополитический сценарий, он выйдет именно таким.

Я со своей стороны подумал о том, что аргументы Батлера убедительны. Если такой кошмар действительно произойдет, то в его основе будут лежать три фактора: а) энергетические проблемы России, б) конфликт из-за будущего Украины и (самое важное) в) признание Европой того, что каким бы грубым партнером ни была Россия, ее нельзя лишать места в европейском геополитическом и экономическом порядке.

— —-------------
Комментарии читателей

Irkku Paska
А что если кабинетные ученые будут заниматься своими делами, какими бы они ни были, и позволят бизнесу заниматься своим делом?

Stina Andersson
Меркель постоянно повторяет заклинание о том, что военные средства это не выход. Это доказывается ослаблением бундесвера при ее правлении. У Путина прямо противоположные идеи. Поэтому Россия вкладывает большие деньги в ядерные ракеты нового поколения, размещая часть из них в Калининградской области, находящейся в 500 километрах от Берлина.
Одной оперативно-тактической ракеты в ядерном снаряжении хватит, чтобы нанести удар по району восточнее Берлина. Радиоактивные осадки выпадут на Берлин, и это создаст панику. Меркель в таком случае сдастся и пойдет на уступки. ЕС станет частью общеевропейского дома, что предлагал Горбачев и Делор в 1989 году.
Смысл это идеи был в создании союза от Владивостока до Лиссабона. Германия занимается промышленным производством, а Россия управляет европейской армией и службами безопасности.
Благодаря американским сланцам поставки энергоресурсов больше не являются стратегической проблемой. Но ядерное оружие сегодня важно как никогда.

KingKong
Наверное, это самая бессмысленная на сегодня статья в Financial Times. Аргументация о причинах такого развития событий слабая, как и выводы о благоприятных последствиях для Западной Европы. К чему вообще надо было вести речь о таком сценарии «что если»?

mauro 435
Что если представить себе, что Европа поддерживает российскую экономику, сняв санкции, дабы у русских не было причин для ответных действий и для применения силы вблизи наших границ? Разве экономическое сотрудничество это не лучшее антивоенное решение? История Европы говорит нам, что это именно так. Может, такой сценарий даст больше выгод всем сторонам? Почему бы не применить его?