RMF FM: Стало ли неожиданностью то, что Путин решил вывести войска из Сирии?

Войчех Шевко (Wojciech Szewko):
Это действительно стало для всех неожиданностью: и для американцев, и даже для российских аналитиков. Хотя, конечно, симптомы, что нечто такое может произойти, появлялись уже раньше. Никто не верил в то, что такое решение будет принято за 24 часа. Вчера утром появились сообщения, что первые самолеты с авиабазы Хмеймим вылетели в Россию.

— Каковы могут быть причины такого шага? Россия говорит, что она создала условия для мирных переговоров. Это на самом деле так?

— Когда России еще не было в Сирии (по крайней мере, формально), Асад проигрывал на всех фронтах. В связи с этим никакие мирные переговоры вести было невозможно, а мятежники были уверены в своей неотвратимой победе, хотя война, по всей вероятности, продлилась бы еще полтора-два года. Появление россиян привело к тому, что Асад действительно начал в этой войне побеждать. Он одолел мятежников на трех-четырех ключевых фронтах, а поскольку ни одна из сторон не ощущала своего перевеса, появилась основа для переговоров. К сожалению, Асад, которого, кроме того, поддерживает Иран, почувствовал себя до такой степени сильным, что склонность к компромиссам его покинула. Было несколько сообщений о проблемах, возникших между Россией и проасадовской коалицией. Первое — это поставки оружия движению «Хезболла»: современные вооружения начали попадать в его руки вопреки желанию Москвы. Поэтому, например, российские самолеты и системы не перехватывали израильскую авиацию, которая вела бомбардировки на юге Сирии. Во-вторых, Асад устами своих представителей начал намекать, что никакого соглашения по федерализации не будет. Третий элемент — это расхождение во мнениях между сирийцами и россиянами по вопросу курдов. Россияне и американцы выступают за какую-то форму Курдской автономии, возможно, в виде федерации или выделения автономной области, в свою очередь Асад заявил четко: никакой речи об автономии быть не может. Более того, именно представитель Асада блокировал участие делегата Рожавы в предыдущей мирной конференции в Женеве. Сейчас благодаря выходу российских войск Асад вынужден сесть за стол переговоров с более слабыми картами на руках, чем неделю назад.

— Что будет дальше с союзом Путина и Асада, как он будет в этой ситуации развиваться? Вы говорите, что россияне выводят войска в какой-то степени для того, чтобы заставить сирийского лидера сесть за стол переговоров. Продолжат ли они в таком случае активно его поддерживать?

— Мы привыкли считать, что если государство выступает союзником России или США, то оно ведет себя как вассал, а это очень далеко от правды. Смотрите: Турция — близкий союзник Соединенных Штатов, но она их не слушается. Когда Вашингтон призывает прекратить обстрел курдов, турки не реагируют. Асад и Иран, теоретически близкие союзники Кремля, тоже совершенно не слушаются России. Они — союзники, но вовсе не друзья, и уж точно не друзья до гробовой доски. У них много общих интересов, но когда эти интересы расходятся, каждый идет в свою сторону. России гораздо выгоднее сохранить статус-кво в новой, демократической или демократизированной Сирии, чем оказывать безусловную поддержку диктатору. А Асад — кровавый диктатор, и у него есть свой собственный взгляд на международные отношения, совершенно не такие, о каких договорились крупные державы. Обратите внимание, как выглядят в этой ситуации США и Россия, которые стремятся к договоренностям, несмотря на все существующие между ними споры, противоречия на разных фронтах, а локальные державы, как Саудовская Аравия, Турция, Иран или режим Асада, говорят: мы не собираемся признавать ваши решения. Крупные державы могут сказать: В таком случае разбирайтесь сами. 


— Может ли снижение активности россиян в Сирии привести к тому, что они повысят ее в Центральной Европе, на Украине, в Крыму?

— Многие аналитики говорят, что россияне могут сейчас сильнее сконцентрироваться на украинском направлении. Но я думаю, что такого мотива у них не было, поскольку ключевым геостратегическим направлением для Москвы выступает не Восточная Европа, а, скорее, Азия. Украина, Донецк — это одни проблемы: там нельзя извлечь никакой экономической и практически никакой политической выгоды. Крым Россия удерживает в любом случае, и, видимо, никогда его не отдаст, по крайней мере в обозримом будущем. Между тем ключевое значение для россиян, как и для американцев, представляют сырьевые запасы Азии. Мы склонны считать, что самое важное для России — это Европа, Польша, Украина. Мы, конечно, можем вызвать у россиян сильные эмоции, но здесь, в Восточной Европе, нет крупного рынка, и мы не играем для них роли важного экономического или энергетического партнера. Германия, Франция, Италия — да, Польша, Украина — абсолютно нет.

— Какие следующие шаги предпримет Россия? Можно уже постараться это предсказать?

— Россия доказала, что она способна совершать абсолютно непредсказуемые шаги. Сейчас она концентрирует внимание на Сирии и, как мне представляется, будет поддерживать мирный процесс, чтобы продолжить восстановление своей политической и экономической позиции в регионе: в Ливане, в Египте, Ираке, Иране и даже Афганистане и Пакистане.