Утром в понедельник 19 августа 1991 года итальянцы с удивлением слышат по радио новость о государственном перевороте в Москве. Агентство ТАСС сообщает, что пост президента Михаила Горбачева, находившегося в Крыму на отдыхе, занял его вице-президент Геннадий Янаев, а вся власть в СССР переходит ГКЧП (Государственному комитету чрезвычайного положения). Среди восьми из его членов ключевыми фигурами являются премьер-министр Валентин Павлов, глава КГБ Владимир Крючков, министр иностранных дел Борис Пуго и министр обороны Дмитрий Яров.

На улицах появляются танки, на Западе происходит обвал бирж, все опасаются кровопролития в ядерной державе, Советском Союзе. Поздним вечером того же 19 августа из Вашингтона президент США Джордж Буш (старший) звонит в Кремль и просит к телефону Горбачева. В ответ ему предлагают вместо этого поговорить с Янаевым; в Соединенных Штатах бросают трубку, — так рассказывает Деметрио Волчич (Demetrio Volcic), знаменитый корреспондент Rai в столице Советского Союза, в своей книге «Москва: дни конца» (Nuova Eri — Mondadori, 1992). Невообразимый президент-мятежник Янаев описан Волчичем немного далее (когда переворот уже движется к фиаско): «Развалившись на диване, в одной рубашке, развязанном галстуке (…), он уже осушил несколько бутылок водки».

Ельцин на танке с мегафоном

В это время всенародно избранный два месяца назад президент РСФСР Борис Ельцин призывает граждан к гражданскому неповиновению и всеобщей забастовке, осуждает «реакционный, антиконституционный переворот со стороны правых сил», берет в оцепление здание Белого дома (где находится российский парламент), которое захвачено военными, многие из которых, однако, переходят потом на другую сторону. Ночью с 21 на 22 августа Горбачев возвращается на самолете в Москву, бронетехника отступает, переворот терпит фиаско. Семь членов ГКЧП арестованы, Пуго кончает жизнь самоубийством.

Однако, против ожиданий как участников переворота, так и Горбачева, эти несколько августовских дней приведут в тому, о чем невозможно было подумать незадолго до этого: распаду СССР и социалистической системы в Европе, игравших в нашей жизни существенную роль после Второй мировой войны и позже (что касается коммунизма в России — то с Октябрьской революции 1917 г.).

Вернувшийся из Крыма Горбачев (находившийся там под домашним арестом) одет в ветровку поверх пуловера: «Он спускается по трапу уставший и постаревший, — отмечает Волчич: за ним следует его супруга Раиса, она держит на руках укутанную в клетчатое одеяло внучку Ксению. Они словно пережили кораблекрушение». 25 лет назад интернета не было, итальянцы смотрели происходившие в Москве события на канале Rai, аудитория которого во время трансляции теленовостей составляет рекордные 82-84% населения.

23 августа перед российским парламентом Горбачев благодарит Ельцина за вмешательство в защиту государства, осуждает мятежников, но в ответ слышит жесткую критику аудитории, которая вменяет ему в вину ответственность за предоставление власти тем, кто попытался его политически уничтожить. «Ельцин, — приведем еще одну цитату из Волчича: саркастически улыбается, он имеет даже физическое преимущество над Горбачевым», указывая пальцем в его сторону, он передает ему лист бумаги и требует, чтобы тот зачитал его перед телекамерами.

Снятие красного флага в рождественский вечер

В считанные дни СССР и коммунизм рушатся: три прибалтийские республики (Эстония, Латвия и Литва) объявляют о своей независимости, которую 27 августа признает Европейский Союз; в Киеве украинский парламент также голосует за независимость, назначая всенародный референдум на 1-е декабря; в конце месяца настанет черед советских республик Центральной Азии. 24 августа Горбачев уходит с поста генсекретаря КПСС.

Формально он остается президентом республики до вечера Рождества, когда в коротком телеобращении он произносит речь о своей отставке. Красный флаг с серпом и молотом спускают с самого высокого флагштока Кремля и заменяют его бело-сине-красным полотнищем Российской Федерации (воскрешенным с царских времен). 26 декабря 1991 в последний раз собирается Высший Совет, ратифицируя распад СССР.

Ровно год прошел с тех пор, когда Горбачев достиг вершины признания: секретарь КПСС, президент республики, наделенный огромной властью (после конституционной реформы 1989 г.), награжденный Нобелевской премией «В знак признания его ведущей роли в мирном процессе, который сегодня характеризует важную составную часть жизни международного сообщества». Как близка была перспектива мира, готового к сотрудничеству и примирению благодаря триумфу демократических и рыночных принципов — почти «конец истории», предвиденный американским политологом Фрэнсисом Фукуямой (Francis Fukuyama) в его знаменитой книге «Конец истории и последний человек».

Однако внутренняя ситуация в СССР становилась все сложнее, росло недовольство: предложенные Горбачевым реформы натыкались на бюрократические препоны и влиятельную оппозицию, подводя страну к катастрофическому экономическому кризису и обостряя стремление к независимости и подавляемые до той поры этнические конфликты. Перед Горбачевым действительно стояла огромная задача: примирить коммунизм и рынок, монополию власти КПСС и плюрализм.

В июле 1991 г. Горбачев принимает участие в лондонском саммите наиболее промышленно развитых стран и просит поддержать план его реформ, однако большинство участников Большой семерки высказывается против выдачи значительных кредитов, которые нужны Горбачеву для борьбы с экономическим кризисом и для удержания под контролем внутренней политической ситуации (несмотря на добрые намерения Италии Андреотти, Франции Миттерана и даже Германии Коля). «На Западе решающие силы уже предвидели окончание эпохи Горбачева», — комментирует Франческо Бенвенути (Francesco Benvenuti) в своей книге «Россия после СССР» (Carocci, 2007).

Политическое наследие Горбачева

2 марта этого года Горбачеву исполнилось 85 лет. Он родился в 1931 г. в крестьянской семье в деревне Привольное к северу от Кавказа. Сегодня он опирается на трость, но сохраняет трезвость ума. Российский президент Владимир Путин отправил ему поздравление с днем рождения, которое было опубликовано на сайте Кремля: «Вас знают как яркого, неординарного человека, видного государственного и общественного деятеля». Жена Горбачева Раиса умерла в 1999 г. возрасте 67 лет от лейкемии.

Юрист и экономист-агроном по образованию, Горбачев вступает в Коммунистическую партию в 1952 г., его избирают депутатом Высшего Совета в 1970 г., на следующий год он вступает в Центральный комитет КПСС, затем в 1978 г. в Секретариат, в 1980 г. он становится членом Политбюро, «святая святых» власти в СССР. Впервые в руководстве КПСС появляется представитель поколения, не участвовавшего в Октябрьской революции, не пережившего самые мрачные годы сталинизма и не воевавшего во Второй мировой войне. 11 марта 1985 г. после серости последних лет брежневской эпохи и недолгого промежуточного правления Юрия Андропова и Константина Черненко он становится генсекретарем КПСС в возрасте 54 лет, что представляет собой совершенно необычное явление в геронтократическом Советском Союзе.

«Перестройка» и «гласность» в Кремле


В Кремле о назначении Горбачева объявляют спустя несколько часов после смерти Черненко, что очевидно свидетельствовало о том, что преемник был определен заранее. В редакции итальянских газет, на телевидение приглашаются корреспонденты из Москвы, специалисты по Кремлю, чтобы понять, приведут ли действительно два новых ключевых понятия из словаря Михаила Горбачева — перестройка (экономическая реструктуризация) и гласность (политическая прозрачность) — к глубинным переменам в Советском Союзе.

В отличие от своих предшественников Горбачев не занимает пост председателя Высшего Совета (должность, эквивалентная главе государства), а назначает на него старого Андрея Громыко, министра иностранных дел СССР с 1957 г. На пост главы дипломатического ведомства он приглашает своего верного сторонника, грузина Эдуарда Шеварнадзе. Две встречи Горбачева с американским президентом Рональдом Рейганом — в Женеве в ноябре 1985 г. и в Рейкъявике в октябре 1986 г. — позволяют понять, что новые московские лидеры искренне хотят ослабления напряженности и разоружения и заслуживают доверия Запада.

Окончание холодной войны


США и СССР запускают переговоры, завершающиеся в Вашингтоне в декабре 1987 г., о ликвидации в Европе ракет средней и малой дальности. С 1988 по 1989 гг. Горбачев выводит войска из Афганистана (захваченного советской армией почти десятью годами ранее) и убеждает Фиделя Кастро выйти из Анголы. Политика невмешательства заставляет забыть о «брежневской доктрине», позволяя правительствам европейского Запада начать самостоятельное политическое существование. Выборы в Польше выигрывают католики из «Солидарности», и электрик из Гданьска Лех Валенса сменяет генерала Ярузельского на посту президента республики.

В ночь с 9 на 10 ноября 1989 г. начинается снос Берлинской стены, что становится ключевым событием, ускоряющим ход истории. В эти дни даже сильные мира не могли этого представить: со своей знаменитой иронией Джулио Андреотти однажды заявил, что так любит Германию, что ему хочется, чтобы их было две. Однако воссоединение Германии — 3 октября 1990 г. — закрепит победу над разделением Старого континента на два противостоящих друг другу блока. На встречах на Мальте (декабрь 1989 г.) и в Москве (июль 1991 г.) сменивший Рейгана Джордж Буш (старший) и Горбачев делают еще один шаг к ядерному разоружению — от соглашения РСМД к соглашению СНВ-1, предполагавшего не только ограничение, но и уменьшение на треть количества ядерных боеголовок с обеих сторон. Холодная война была окончена.