В прошлый четверг лидеры стран ЕС приняли декларацию, которая лишила украинцев надежд на интеграцию с Евросоюзом даже в долгосрочной перспективе. Из-за шантажа голландцев было принято решение, что Соглашение об ассоциации, за которое на Майдане гибли люди, и переговоры по которому длились семь лет (претворение в жизнь займет еще столько же), не приблизит Украину к статусу страны-кандидата. В таком случае становится непонятно, что может приблизить ее к этому, тем более что Брюссель не увеличит и без того скромной помощи нашему восточному соседу, не даст его гражданам права на работу и не окажет им военной помощи. Украина, которая заплатила за мечты о Европе утратой Крыма и Донбасса, а уровень жизни в которой упал ниже показателей Марокко, должна принять в качестве утешительного приза отмену туристических виз в ЕС на жестких условиях. Такой привилегией уже много лет обладают, например, страны Латинской Америки. После краха коммунизма польское руководство старалось поддерживать украинские устремления к интеграции с Европой. Это была одна из основ нашей внешней политики, метод, призванный отодвинуть от наших границ российскую империю. Почему же глава польского правительства за несколько часов в Брюсселе согласилась на такие уступки?


Польша начала терять влияние на политику ЕС в отношении Украины три года назад, когда Россия ответила агрессией на Майдан. Пока «Восточное партнерство», которое продвигали Варшава и Стокгольм, оставалось невинным проектом по «расширению сферы свободы», немцы и французы соглашались, чтобы отношения Европы с Киевом оставались в польских руках. Но когда Россия вступила в войну, они сами встали за штурвал переговоров с Кремлем. Несмотря на это Польша все еще могла влиять на условия претворения в жизнь Соглашения об ассоциации. На саммите «Восточного партнерства» в 2015 году, обещаний членства дать, правда, не удалось, однако благодаря ассоциации Украина должна была превратиться в государство, которое «дозрело» до того, чтобы в будущем присоединиться к ЕС.

Это были времена, когда Польша благодаря поддержке Германии и Франции в рамках «Веймарского треугольника» могла провести в Совете Европейского союза благоприятные для украинцев решения. Но все осталось в прошлом. Сейчас у Варшавы не осталось в Брюсселе партнеров из первого эшелона. Французы развернулись к нам спиной, немцы держат дистанцию, шведы оставили Украину, разочаровавшись медленным прогрессом украинских реформ. Мы не можем рассчитывать на поддержку восточной политики даже в Вышеградской четверке, поскольку премьер-министры Венгрии и Словаки не скрывают своего расположения к Владимиру Путину. В качестве союзников у нас остаются страны Балтии, которые сделают все возможное, чтобы отдалить перспективу российской агрессии, однако их голос в Совете ЕС имеет слишком малый вес, чтобы изменить принимающиеся в верхах стратегические решения. Польша на европейской площадке стала для украинцев по большому счету бесполезной. Вопрос, когда они окончательно это осознают.