2016 год вошел в историю как один из худших годов для туристического сектора. У нас и раньше бывали тяжелые времена: первая война в Персидском заливе, период, когда был пойман Апо (Абдулла Ождалан (Abdullah Öcalan), один из членов-основателей Рабочей партии Курдистана — прим. пер.), финансовый кризис 2001 года… В эти периоды мы тоже переживали проблемы в туристической сфере. Но, честно говоря, невзгоды 2016 года превзошли все прошлые проблемные периоды.


Или же сейчас нам следовало бы дорожить даже самым худшим 2016 годом?..

 

На эту тему я говорил со своим коллегой, редактором газеты «Turizm» Фехми Кёфтеоглу (Fehmi Köfteoğlu), который внимательно следит за развитием событий в сфере туризма. Фехми — один из тех журналистов, кто наблюдает за крупнейшими туристическими выставками в Европе, в Лондоне, Нидерландах, Мадриде, Берлине и Москве, и самым лучшим образом держит руку на пульсе туризма. Фехми, увы, нарисовал мрачную картину…


«Мы вступили в крайне неблагоприятный процесс»


На вопрос «будем ли мы дорожить 2016 годом» Кёфтеоглу дает ответ «да»: «Ни один из ранее возникавших кризисов не был таким тяжелым, как в 2016 году. Тем не менее сейчас все пошло еще хуже, чем в 2016».


Самое лучшее — предоставить слово Фехми:


«И в те годы, когда происходит кризис, и в годы, когда туризм развивается очень хорошо, динамика событий становится ясна на выставках. Это характерно не только для Турции, но и похожих стран. В Европе есть пять важных выставок. Прогнозы числа туристов по итогам этих выставок, как правило, оправдываются на 80-85%.


Но сейчас, хотя эти выставки закончились, в отношении Турции невозможно что-либо прогнозировать. Потому что все привязано к 16 апреля. И что-то предсказать крайне сложно».


«Мы упустили раннее бронирование»


Фехми подчеркивает, что середина апреля — это очень позднее время для раннего бронирования, и продолжает:


«Больше всего туристов Турция привлекает из Европы. Европейские туристы заранее бронируют туры. Британцы обычно завершают бронирование в ноябре-декабре предыдущего года, Нидерланды и австрийцы — в декабре, немцы же — в январе-феврале.
Есть так называемые "продажи в последнюю минуту", но они несущественны и не слишком много значат в общем объеме.


Турция в этом году упустила раннее бронирование. Более того, отменяются брони, полученные в ноябре.


Некоторые, сохраняя оптимизм, полагают, что с помощью "продаж в последнюю минуту" мы сможем выправить ситуацию. Но клиентов-то почти не осталось… Все воспользовались этим положением Турции. Такие страны, как Болгария, Греция, Испания, перешли в наступление, и отняли у Турции отщепившихся клиентов. Действительно, в предыдущие годы бывала группа людей, которые ждали "последней минуты". Но конкурирующие страны предприняли очень серьезную атаку, чтобы привлечь этот контингент, и им это удалось. То есть у нас не осталось даже клиентов, заинтересованных в "продажах в последнюю минуту"».


Почему это с нами произошло?


Даже 2016 годом мы стали дорожить. Почему дела в туризме идут так плохо? Что мы делаем или не делаем?


Почему дела осложнились в 2016 году, мы знаем. Прежде всего к обесточиванию туризма привела террористическая угроза. Сказать, что сейчас этого беспокойства нет, очень сложно. Более того, теперь Турция — страна, проводящая трансграничную операцию. Эта операция, хотя и не имеет отношения к пляжам Антальи, Бодрума или Мармариса, так или иначе вызывает тревогу.


Или события последнего времени… Напряженность, которая началась с Нидерландов и перекинулась на Германию и Австрию… Обвинения, которые мы адресуем этим странам…


Разве не чрезмерно оптимистично ожидать, что в период такой напряженности на уровне правительств в Турцию приедут немцы или голландцы…


Европейцы не считали Турцию безопасной страной, а теперь к этому добавилась еще и словесная дуэль между правительствами.


Как это негативное развитие событий в туристической сфере повлияет на предприятия, занятость, валютные поступления Турции — это отдельный вопрос…


Можно ли надеяться на Россию?


Из Европы в этом году приедет гораздо меньше туристов. Это очевидно. Пока потери прогнозируются на уровне 40-45%. По мере повышения дозы напряженности в политике, этот процент, видимо, возрастет.


Можно ли в этих условиях надеяться на Россию? Сможет ли Россия покрыть дефицит на европейском рынке?


Это не кажется возможным. В прошлом году из России прибыло около 900 тысяч туристов. В первые два месяца этого года наблюдается рост порядка 170%. Даже если допустить, что такая динамика распространится на весь год, число приезжих из России составит только 2,5 миллиона. Предположим, рост будет еще больше, и приедет три миллиона туристов.


То есть на два миллиона больше, чем в прошлом году… Все равно уже сейчас мы потеряли порядка пяти миллионов туристов из Европы.


Более того, это потери на основе числа туристов. Расчет, который производится с учетом расходов на душу населения, показывает, что потери гораздо больше.


Фехми Кёфтеоглу обращает внимание еще на один момент: «Можно ли сказать, что отношения с Россией в полной мере нормализовались? Позитивные события есть, но есть и вопросы. Россия не разрешает импорт многих продуктов, прежде всего помидоров. Не отменяет визы, действующие в отношении турок. Вводит некоторые ограничения на поездки русских в Турцию. Все это наряду с положительными сторонами вызывает все большие сомнения. Эти сомнения, особенно когда речь идет о такой стране, как Россия, могут в любой момент послужить поводом для любых сюрпризов».