В воскресенье протесты охватили всю Россию: не только Москву и Петербург, но также десятки других городов, в том числе Хабаровск и Владивосток на Дальнем Востоке. По данным МВД в столице на демонстрацию вышли примерно восемь тысяч человек. Россияне протестовали против коррупции. Катализатором недовольства стал опубликованный несколько недель назад доклад об имуществе премьера Дмитрия Медведева, продемонстрировавший масштаб коррупции в верхах власти. Кремль проигнорировал расследование, приведя этим россиян в ярость.

 

Хотя непосредственная причина событий в России и субботних демонстраций в Белоруссии была разной, у них есть общий знаменатель. Белорусские и российские протесты вспыхнули не по идеологическим и не по политическим причинам. Людей вывели на улицу не лозунги о свободе и демократии, а тревога за собственный кошелек. Россияне и белорусы вышли на самые крупные за последние шесть лет акции, увидев, что коррупция, неэффективное управление экономикой, корыстолюбие и спесь властей отражаются на уровне жизни народа.

 

Масштаб демонстраций в Белоруссии и России застал руководство этих стран врасплох. Реакция была стандартной. Российские службы правопорядка действовали, возможно, не так жестко, как белорусские днем раньше, однако, тоже не сидели сложа руки. Полиция задержала несколько сотен протестующих, в том числе лидера оппозиции и организатора протестной акции Алексея Навального.

 

У Путина есть причины для беспокойства

 

Протест был подавлен, но причины для беспокойства у российских властей остались. Во-первых, демонстрации охватили всю Россию. Люди вышли на центральные площади своих городов не только в либеральной, оппозиционной и интеллигентской Москве, но и в больших промышленных пролетарских городах: там, где до сих пор громче всего звучал голос не среднего класса и недовольной молодежи, а лояльных Кремлю профсоюзов крупных (чаще всего государственных) предприятий.

 

Вторая причина для беспокойства — это эффективность оппозиции. Алексей Навальный и связанные с ним круги в последние месяцы проделали титаническую работу на местах, создав структуры по всей стране и, что самое важное, вскрыв сотни, если не тысячи фактов коррупции. Их внимание привлекли не только московские дела, в которых замешаны министры или кремлевские бонзы, но и истории локального провинциального масштаба. Они собирали факты и обнародовали их. Это было не так просто, поскольку у отрезанной от доступа к СМИ оппозиции мало каналов связи с россиянами. Остались, собственно, только социальные сети, да и то в ограниченном масштабе: подвергнуться преследованию властей можно, например, за публикацию в Facebook призыва к протестным акциям. К счастью для оппозиции, в России повсеместно распространено убеждение в том, что коррупция пронизала государство насквозь. С этой проблемой сталкивался каждый россиянин. Одновременно каждый видит богатство чиновников и сравнивает их положение со своим уровнем жизни, который в последние три-четыре года неуклонно снижается.

 

Третья проблема Кремля кроется в истоке протестов. Искрой, которая вызвала взрыв протестных акций, стал доклад Навального на тему коррупции в окружении премьер-министра. Дмитрий Медведев, которого до сих пор считали относительно либеральным лицом Кремля, раньше не становился мишенью для серьезных атак, а некоторые враги Владимира Путина из оппозиции даже давали ему положительную оценку. Навальный опубликовал фотографии роскошной резиденции премьера и показал схему, по которой из бюджета при помощи сети связанных с Медведевым фондов, которыми управляют его коллеги по студенческим временам, выводились огромные суммы. Для Навального и всей внепарламентской оппозиции Медведев стал идеальной целью нападения: оппозиционер смог показать, что у Кремля нет привлекательных лиц, а премьер-министр выступает таким же элементом коррумпированной системы, как Путин.

 

Успех оппозиции. Что дальше?

 

Оппозиция добилась большого успеха, сумев переломить пассивность россиян, которых после аннексии Крыма парализовала националистическая пропаганда. Протестные акции заставили Кремль заволноваться. Это волнение усиливает тот факт, что власть старается подготовиться к кризису, который может возникнуть в связи с президентскими выборами будущего года. У российского руководства есть сейчас два пути. Оно может позволить либеральной оппозиции принять в этих выборах ограниченное участие, то есть, например, выставить кандидатуру Алексея Навального (который, разумеется, изначально обречен на поражение). Но если демонстрации превысят критическую массу, станут слишком многочисленными и частыми, власть может выбрать другой вариант и жестко расправиться с оппозиционерами. Судя по тому, как российское руководство действовало до сих пор, можно предположить, что оно изберет второй сценарий.