Латвия стоит перед трудным выбором. Эта прибалтийская страна, население которой насчитывает два миллиона жителей, является единственным членом Европейского Союза (ЕС), который до сих пор на 100% зависит от поставок газа своего сверхмощного соседа, политические разногласия с коим обострились после присоединения Крыма в 2014 году. Латвийское правительство приняло решение о либерализации рынка природного газа, официальное открытие которого запланировано на 3 апреля 2017 года, что даст стране возможность обратиться, наконец, к другим источникам энергии и освободиться от полной зависимости от Москвы. Этот шаг соответствует инициативе Брюсселя по строительству Энергетического союза ЕС, но последствия его еще не до конца понятны. Перед прибалтами дилемма: стать более независимыми от России, с одной стороны, или платить за газ меньше, но быть привязанными к Москве посредством советских газопроводов.


Зимы в этой части ЕС длинные. Вот и в этом году метели до сих пор не прекратились, и автомагистраль, соединяющая Ригу с остальными городами и пригородами, все еще покрыта снегом. За полтора часа езды на поезде времен холодной войны участники путешествия, спонсируемого Европарламентом, добираются до скрытого среди сосен Инчукалнского ПХГ (Inčukalna) — единственного функционирующего подземного хранилища газа в странах Балтии. Оно обеспечивает весь регион российским газом и потому считается национальной сокровищницей со времен своего строительства в 1968 году или, как выразилась директор компании-оператора хранилища АО Conexus Baltic Grid, Андра Жезинска (Andra Ješinska), «со времен советского ига». Указанная компания получила в начале года лицензию на инфраструктуру по передаче природного газа по Латвии, в то время как частная компания Latvijas Gāze занимается закупкой и распределением природного газа на правах монополиста. Российскому гиганту ОАО «Газпром» принадлежит в обеих компаниях ни много, ни мало — по 34%, а также он располагает контрактом на исключительное право поставок компании Latvijas Gāze до 2030 года, невзирая на грядущую либерализацию.


По словам вице-президента Latvijas Gāze, Себастьяна Греблингофса (Sebastian Grēblinghofs), указанные права могут затруднить участие в рынке других, менее крупных компаний, и тогда рынок практически останется таким же, как сейчас — большей частью, в руках Газпрома. «В договоре [с русскими] необходимы поправки, чтобы Латвия стала привлекательной для других стран мира», — уверен он.


Цель ЕС и Латвии очевидна — получить свободу от России. Зимы здесь длинные — приход весны в районе Инчукалны наступает при 30-сантиметровых сугробах. Латвия не то чтобы боится своего мощного соседа, но «существуют в политических кругах опасения касательно того, что Россия может прекратить поставки газа, однако мы рассчитываем на здравый смысл России, ведь газ — это, в первую очередь, бизнес», — говорит Мартинс Капранс (Martins Kaprans), эксперт Латвийского Университета, стоя у памятника Свободы, называемого латвийским населением Милда и символизирующего освобождение от царизма. Русские доказали, что они «заслуживают доверия на уровне бизнеса», — вторит ему Себастьян Греблингофс, который предпочитает не придавать значения такому факту, как прекращение поставок российского газа президентом Путиным в Европу через газопровод Украины в 2006 и 2009 годах, воспоминание о котором не дает покоя многим латышам. C ним не соглашается еврокомиссар по энергетике и климату Мигель Ариас Каньете (Miguel Arias Cañete), который хорошо помнит, как Россия «внезапно» прекращала поставки газа в Европу.


Если что-нибудь случится на Инчукалнском ПХГ — забастовка, прекращение поставок со стороны России, расторжение контракта с Газпромом или просто авария — газа для поставок населению хватит на полтора года. «И на пять месяцев, если надо будет поставлять газ соседним странам», —уточняет Рейнис Аболтинс (Reinis Āboltiņš), эксперт единственного исследовательского центра Латвии, Providus.


Сорокасемилетняя гражданка Латвии Диага Дюк (Diaga Bluke) говорит, что готова платить больше за газ, который обогревает ее дом, ради свободы от России. Москва «может использовать газ как инструмент воздействия, и это не нормально», — говорит она, сидя в своей гостиной, куда доносится с кухни запах тушеного мяса. «Цель Брюсселя — добиться того, чтобы у каждого государства было, как минимум, три разных источника энергии», — поясняет Каньете.


Арвильс Асераденс (Arvils Ašeradens), латвийский министр экономки и энергетики, пытается бороться с возрастающим беспокойством населения относительно русских, подпитываемым средствами «гибридной войны»: это все — российская пропаганда и фейковые новости о Прибалтике, распространяемые приближенными к Кремлю СМИ. Он уверяет, что у правительства есть «средства первой помощи», такие как договор с Норвегией, Катаром, США — на случай если Россия превратит поставки газа. Однако стоит помнить, что скандинавская страна располагает запасами газа, не превышающими 1,9 миллиардов кубических метров, против 47 миллиардов России, согласно данным Еврокомиссии. Кроме того, в Брюсселе утверждают, что европейская добыча газа сократится вдвое в ближайшие 20 лет, в то время как уровень потребления сохранится, что потребует увеличить поставки из стран вне ЕС. Испанский комиссар возлагает надежды на потенциал недавно обнаруженных месторождений в Египте, на Кипре и в Израиле. 


Балтийский рынок


Помимо поставок газа, Латвию заботит вопрос о либерализации бизнеса. Она намерена продать лишний газ, хранящийся на Инчукалнском ПХГ, своим соседям. Вместимость хранилища — 2 миллиарда 400 миллионов кубических метров, в то время как, по официальным данным, потребление Латвии в год составляет 1 миллиард 300 миллионов кубических метров. «При поступлении в ПХГ газ автоматически становится нашим. И мы сможем распоряжаться им, как сочтем нужным», — говорит представитель Latvijas Gāze, который считает, что самым рациональным было бы создать союз между тремя балтийскими странами и Финляндией, помимо Энергетического союза между 28 (или 27 странами в случае выхода Великобритании).


У Латвии есть все причины, чтобы побороться за Энергетический союз и свободу от статуса «острова», как его определяет латвийский министр. Вариант с созданием чисто балтийского союза (Эстония, Латвия, Литва и Финляндия) находит больше всего сторонников как в правительстве, так и среди оппозиции. Таким образом регион стал бы более независимым от России и был бы связан с ЕС посредством портов с терминалами сжиженного природного газа. Уже есть один такой порт в литовском городе Клайпеда, и Эстония с Финляндией планируют протянуть по морю 87 км газопровода. «Если мы объединимся, мы сможем создать довольно интересный рынок», — уверяет А. Асераденс. Таллин, Рига и Вильнюс уже подписали договор о намерениях — об этом поведал во время путешествия латвийский министр.


Таким образом, 3 апреля 2017 года отмечено красным цветом на календаре латвийских политиков, но также и экономистов. Консервативное правительство уверено, что с ростом конкуренции упадут цены. «Я отношусь к этому решению скептически», — говорит депутат Сейма от оппозиционной партии Иварс Заринс (Ivars Zariņš). С ним соглашается директор Conexus Baltic Grid: «Цены поднимутся, поскольку к стоимости газа, который будет поставляться не из России, надо будет добавлять стоимость транспортировки и хранения». Цена вопроса — тема довольно болезненная, и комиссар Каньете предпочитает обходить ее стороной. «Конкуренция — это всегда хорошо», —ограничивается он таким комментарием.


В любом случае — будь то создание балтийского рынка внутри ЕС, будь то физическая независимость от российских газопроводов — Газпром будет контролировать латвийский газ, по меньшей мере, до 2030 года. Как говорит депутат И. Заринс: «С Россией тяжело, но без России — невозможно».


В цифрах:


— Европейский союз импортирует 53% всей потребляемой союзом энергии. 66% потребляемого ЕС газа поставляется непосредственно Россией.

 

— Латвия зависит от поставок газа из России на 100%, она стала последней страной ЕС, открывающей свой газовый рынок для новых компаний.

 

— Инчукалнское ПХГ — единственное хранилище на территории Прибалтики, его вместимость — 2,3 миллиарда кубических метров.

 

— Ежегодное потребление газа в Латвии достигает 1,3 миллиарда кубических метров.

 

— Инчукалнское ПХГ располагает запасами для поставок газа населению на 18 месяцев. В случае необходимости поставлять газ соседям, его хватит только на пять месяцев.

 

— Газпром контролирует 34% латвийской монопольной компании, которая занимается потоком и поставками газа (Latvijas Gāze) и еще 34% в компании, занимающейся вопросами инфраструктуры, такими как газопровод и хранилище (Conexus Baltic Grid).