Довольно странно видеть, что протрамповские консерваторы относятся к расследованиям вмешательства России в ход президентских выборов 2016 года с безразличием или даже откровенно негативно. Всего несколько лет назад (хотя кажется, что прошла целая вечность), консерваторы неустанно атаковали президента Барака Обаму, критикуя его за его перезагрузку отношений с Россией и готовность вести переговоры с Москвой.


Еще раньше консерваторы охотно подхватили высказывание президента Рональда Рейгана, который назвал Советский Союз «империей зла». В рамках избирательной кампании Рейгана в 1984 году был создан блестящий агитационный ролик, главным героем которого стал медведь, шатающийся по лесу. Ни единым словом не упоминая Россию или Советский Союз, диктор говорит:


«В лесу живет медведь. Некоторые могут легко его заметить. Другие не видят его вовсе. Некоторые говорят, что медведь безвредный. Другие утверждают, что он агрессивен и опасен. Поскольку нельзя быть уверенными в том, кто прав, разве не разумнее быть такими же сильными, как медведь? Если этот медведь действительно есть».


Разворот правых в сторону Владимира Путина действительно примечателен. Как показывают результаты опроса, проведенного изданием Economist и компанией YouGov в декабре, только 9% избирателей Трампа положительно оценивали Обаму, в то время как Путина положительно оценивали 35%. В феврале опрос, проведенный Gallup, продемонстрировал, что процент республиканцев, которые положительно относятся к Путину, вырос с 12% в 2015 году до 32% в 2017 году.


Учитывая то, как Путин поступил с Хиллари Клинтон в ходе президентских выборов в США, неудивительно, что его рейтинг среди демократов снизился — с 15% в 2015 до 10% сейчас. Однако необходимо отметить, что Путин никогда не пользовался особой популярностью у демократов, о чем свидетельствуют результаты двух опросов. Но гораздо примечательнее то, что разрыв между партиями, который в 2015 году составлял всего 3 процентных пункта, сегодня составляет уже 22 процентных пункта. На самом деле Москва вмешивается в политику западных стран уже очень давно. На протяжении всего периода холодной войны Советский Союз оказывал мощную поддержку коммунистическим партиям по всему миру.


Между тем Путин готов оказать поддержку любым партиям и политическим движениям — правым и левым, сепаратистским и националистическим — чтобы дестабилизировать Запад. Создается впечатление, что он крайне заинтересован в формировании нового международного политического альянса консерваторов и ультраправых.


Он позиционирует себя в качестве убежденного сторонника религии и консервативных ценностей и оппонента прав сексуальных меньшинств. В конце марта в Москве Путин провел получившую широкое освещение в прессе встречу с Марин Ле Пен (Marine Le Pen), ультраправым кандидатом на президентских выборах во Франции, которые пройдут весной. Разумеется, Путин отрицает предположения о том, что он пытается оказать влияние на французских избирателей.


Путин ведет активную работу и в США. В статье «Москва втирается в доверие к правым» (Moscow Cozies Up to the Right), опубликованной в журнале Time, Алекс Олтман (Alex Altman) и Элизабет Диас (Elizabeth Dias) рассказали о попытках России наладить связи с христианскими консерваторами и оружейным лобби Америки.


Сегодня любой человек, рискнувший выразить тревогу в связи с отношениями Трампа с Россией, неизбежно сталкивается с обвинениями в маккартизме, истерии и лицемерии. Склонность многих левых критиковать Путина чаще всего объясняется их гневом, спровоцированным успехом Путина в его кампании по подрыву позиций Клинтон на выборах.


Нет никаких сомнений в том, что либералы в бешенстве, но спросите себя вот о чем: разве не должны все — левые, правые, центристы — испытывать негодование в связи с попытками России ввести ложь и поклеп в кровеносную систему американской политики?


Как показали результаты слушаний, состоявшихся на прошлой неделе в комитете Сената по делам разведки, сенатор Марко Рубио (Marco Rubio), один из главных оппонентов Трампа в 2016 год, тоже стал жертвой России. Сенатор Крис Мерфи (Chris Murphy) был совершенно прав, сказав в своем интервью MSNBC на прошлой неделе, что Россия пытается внушить американским политикам из обеих партий страх: если они осмелятся критиковать путинский режим, как это делала Клинтон в период своей работы на посту госсекретаря США, они рискуют подвергнуться таким же атакам, каким подверглась Клинтон.


Более того, проблема маккартизма заключалась не в том, что он был направлен против тоталитарного режима. Либералы, социал-демократы и демократические социалисты также придерживались решительно антисоветских взглядов. Проблема маккартизма заключалась во лжи и ложных обвинениях, зачастую направленных против тех левых, которые на самом деле выступали против Советского Союза. Разве это не напоминает вам те фейковые новости, которые направлены против Клинтон?


Нет ничего истеричного в том, чтобы задаваться вопросами касательно поведения советника Трампа по вопросам национальной безопасности Майкла Флинна (Michael Flynn), который в прошлом получал гонорары от путинского пропагандистского канала Russia Today. Нет ничего маккартистского в том, чтобы спрашивать, почему Трамп с такой теплотой отзывался о российском автократе и занимал позиции (в отношении НАТО и Евросоюза, к примеру), которые в гораздо большей степени отвечают интересам России, чем интересам США.


Как сказал Клинт Уоттс (Clint Watts) из Института изучения внешней политики на слушаниях в Сенате, решение Трампа «бездумно повторять» внушаемые Россией теории заговора сделало дезинформационную кампанию России чрезвычайно эффективной.


Да, медведь действительно есть, и нам нужно выяснить, что он сделал с нашей демократией.