В середине интервью, которое президент Дональд Трамп дал в Овальном кабинете, звучит вопрос, не сожалеет ли он по поводу своих едких твитов в адрес союзников, политических противников и других государств. Трамп делает паузу, на секунду задумывается и отвечает: «Я ни о чем не сожалею, потому что с этим ничего не поделаешь. Знаете, когда пишешь сотни твитов, и иногда получаются ошибки, это не так уж и плохо».


Президентство Трампа не похоже ни на одно другое за всю 230-летнюю историю американской республики. Он стал первым главнокомандующим, никогда не занимавшим государственные и военные посты. Он — магнат, занимавшийся недвижимостью, и ведущий телевизионного шоу, пять раз менявший свои партийные пристрастия. Номинально Трамп — популист, но члены его кабинета — это самые богатые люди в истории американского правительства. У его главных помощников из Белого дома, включая зятя, совокупный размер состояния превышает два миллиарда долларов.


В прошлом году Трамп разрушил планы элиты на выборах («Вы проиграли, я победил», — проинформировал он своих гостей с самого начала). Сегодня этот новоявленный республиканец считает, что его критики из мейнстрима снова ошибаются. Доверие бизнеса растет, а индекс Доу-Джонса резко идет вверх. Трамп требует признания своих заслуг: подобно Франклину Рузвельту, часто выступавшему по радио, а также Джону Кеннеди и Рональду Рейгану, которые любили телевидение, президент считает себя искусным собеседником, общающимся с массами напрямую.


И у него есть тому доказательства. «Где Дэн? Позовите Дэна Скавино (Dan Scavino), пожалуйста», — кричит он на весь Овальный кабинет. Через несколько секунд входит бывший носильщик клюшек для гольфа Скавино, который в 2016 году руководил предвыборной кампанией Трампа в социальных сетях, а сейчас делает то же самое, но в Белом доме. Он смотрит на экран своего ноутбука и докладывает, что в совокупности у президента — 101 миллион подписчиков. «У меня более 100 миллионов подписчиков в Фейсбуке, Твиттере и Инстаграмме, — гордо заявляет Трамп. — Более 100 миллионов. Мне нет нужды обращаться к информационным вбросам».


Общение в Твиттере — это яркая характеристика Трампа. Там он ведет себя дерзко и непокорно, хотя иногда уходит в оборону. Трамп полон решимости показать, кто в доме хозяин. Иногда он обворожителен, иногда грозен, а в манере его руководства преобладает нетрадиционность. Он постоянно нарушает сложившееся равновесие как дома, так и за рубежом. А поскольку в последнее время зазвучали громкие обвинения в адрес администрации Обамы, которая якобы приказала организовать прослушивание Башни Трампа во время избирательной кампании, а также остаются без ответа вопросы о возможных контактах его помощников по гонке с Москвой, многие начали сомневаться в том, что администрация Трампа доживет до конца первого срока.


Тем не менее, Трамп находится у власти уже третий месяц, и сейчас появляются признаки того, что за его кажущимся безумием скрывается методика, причем гораздо более четкая, чем думали критики.


Трамп и его команда считают, что особенность 2017 года — это экономический национализм и жесткие руководители типа Владимира Путина в России, Нарендры Моди в Индии и Си Цзиньпина в Китае. Они полагают, что в таком мире Соединенные Штаты должны активно отстаивать свои интересы.


«Я верю в альянсы, я верю в отношения. И я верю в партнерства. Но альянсы не всегда идут нам на пользу», — говорит Трамп.


Непрочные альянсы


У союзников, таких как Британия, Германия и Япония, деловой подход Трампа по принципу «ты мне, я тебе» вызывает глубокую обеспокоенность, потому что президент игнорирует роль США как миротворца в самых разных регионах планеты, начиная с Западной Европы и кончая Корейским полуостровом и западной частью Тихого океана. Они опасаются, что Америка, которая на протяжении 70 последних лет защищала основанный на правилах либеральный порядок, из бескорыстной державы превращается в державу эгоистичную.


Есть и более оптимистичная, хотя и несколько циничная интерпретация агрессивного поведения Трампа: якобы он нагнетает напряжение, чтобы потом ослабить его, используя традиционную тактику переговоров. Таким образом, он сможет отойти назад, добившись более ограниченных экономических и финансовых целей в вопросах торговой политики и международной безопасности.


Президент утверждает, что здесь нет никакого блефа. «Это очень и очень серьезная проблема в нашем сегодняшнем мире. И таких проблем не одна, их больше. Но это не игра… это не болтовня. Соединенные Штаты болтали достаточно долго, и смотрите, что получилось. Это путь в никуда, — говорит он. — Когда вы спрашиваете, хорошо ли это, я говорю, что нехорошо. В то же время, я не рассказываю вам, что я делаю».


Из высказываний Трампа


О реформе здравоохранения: «Если мы не получим то, чего хотим [от республиканцев], мы заключим сделку с демократами [по здравоохранению].


О Брексите: «Мне кажется, это замечательное решение для Великобритании, и я думаю, это также очень и очень хорошо для ЕС».


О Твиттере: «Без твитов я бы не был здесь. У меня более 100 миллионов подписчиков. Мне нет нужды обращаться к информационным вбросам».


Он очень четко заявил о своем желании создать равные условия для всех на международной арене. Трамп полагает, что под военным американским зонтиком очень многие союзники стремятся жить на дармовщину, а формирующиеся экономики, прежде всего Китай, используют правила мировой торговли к собственной выгоде. Он говорит, что Америка ведет себя слишком мягко.


«У наших предшественников ничего не вышло. Посмотрите, где мы оказались. У нас дефицит торгового баланса 800 миллиардов долларов», — говорит Трамп. (Министерство торговли сообщает, что в 2016 году торговый дефицит США по товарам и услугам составил чуть больше 500 миллиардов долларов.)


В четверг и в пятницу Трамп будет принимать Си Цзиньпина во Флориде в своем шикарном особняке Мар-а-Лаго. Эта встреча станет, пожалуй, самым трудным испытанием для его лозунга «Америка прежде всего». У США с Китаем — торговый дефицит в размере 347 миллиардов долларов, а Трамп во время своей избирательной кампании пообещал заклеймить Пекин позором, назвав его валютным махинатором. Прежние администрации тоже думали о таком шаге, но потом отказывались от него.


Китай, являясь усиливающейся державой в своем регионе, может стать важным партнером по сдерживанию соседней Северной Кореи. Но перед официальным вступлением в должность Трамп провел демонстративные переговоры с новым президентом Тайваня. Обмен мнениями породил сомнения в американском согласии с политикой «единого Китая», в рамках которой Вашингтон признает китайское правительство в Пекине единственной легитимной властью.


Однако в прошлом месяце Трамп заявил Си, что он будет относиться к этой политике с уважением, и сейчас демонстрирует подчеркнутую вежливость в отношении своего будущего гостя. «Я очень его уважаю. Я очень уважаю Китай. Я не удивлюсь, если мы сделаем что-то очень драматичное и полезное для обеих стран».


Многие эксперты обеспокоены, что президент Трамп будет проявлять опасное непостоянство в вопросах внешней политики. Но администрацию приводят в равновесие довольно сильные фигуры из аппарата национальной безопасности, такие как министр обороны Джеймс Мэттис, и успокаивает влиятельный зять Трампа Джаред Кушнер. Трамп прекратил разговоры о переносе американского посольства в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим и в то же время возобновил дискуссию о двухгосударственном решении проблемы между Израилем и палестинцами, а также смягчил свою критику в адрес союзников по НАТО. Неизменным остается то, что он решительно отказывается плохо говорить о Путине.


Хотя Трамп никогда не извиняется, он способен осуществлять разнообразные перемены. В своем интервью Financial Times президент постарался подчеркнуть, что у него нет никакой неприязни к канцлеру Германии Ангеле Меркель. Хотя перед камерами в Овальном кабинете он по всей видимости отказался пожать ей руку.


«У меня была замечательная встреча с канцлером Меркель, — сказал Трамп. — Мы обменялись рукопожатиями раз пять, а потом сели рядом в кресла… Мне показалось, что репортер сказал: „Подал ей руку". Я не расслышал».


Касаясь Брексита, Трамп точно так же постарался опровергнуть предположения о том, что Соединенные Штаты будут рады распаду ЕС. Когда ему задали вопрос, последуют ли примеру Британии другие страны, он сказал: «Когда это случилось, я подумал, что будут и другие, однако на самом деле я полагаю, что Европейский союз постепенно наводит у себя порядок».


Никакого блефа в торговле


В торговой политике Трамп тоже ведет себя более практично, чем вначале предполагали многие обозреватели. Устроив выволочку Мексике, как главной поставщице нелегальных иммигрантов и как виновнице несправедливой торговой практики в рамках Североамериканского соглашения о свободной торговле, администрация переключила скорость. Так, министр торговли и давний друг Трампа Уилбур Росс (Wilbur Ross) стремится разрешить давний спор из-за сахара, прекрасно понимая, что неудача придаст сил радикальному кандидату левого толка Андресу Мануэлю Лопесу Обрадору (Andrés Manuel López Obrador), который будет участвовать в президентских выборах в 2018 году.


Участвовавший в этом интервью Росс предупредил, что Трампа нельзя недооценивать. «Риторика безусловно полезна в преддверии переговоров, но президент не блефует», — сказал он.


Если внешняя политика Трампа на деле оказалась менее революционной, чем вначале опасались многие, то во внутренней политике остается немало противоречий. Во власть он попал на волне популизма, так как вокруг него и его призывов сплотились республиканцы и многие демократы из рабочего класса, которые оставили фаворитку истэблишмента Хиллари Клинтон. В инаугурационном выступлении Трамп отдал должное своим сторонникам, заявив: «Заброшенные мужчины и женщины нашей страны больше не будут в забвении».


Президент ратует за развитие производства в США, задабривая иностранные и американские корпорации, и призывая их внимательно подумать о переносе своих заводов и рабочих мест в Америку. Но этому самопровозглашенному умельцу договариваться оказалось сложнее находить финансирование, чем он себе представлял, хотя Республиканская партия находится в большинстве как в палате представителей, так и в сенате.


Ситуация обострилась, когда Трамп попытался воспользоваться своей исполнительной властью для установления контроля над иммиграцией. Суды заблокировали как первую, так и вторую его попытку в этом направлении. Более значимой стала его неудавшаяся попытка отменить реформу Обамы в сфере здравоохранения.


Лидеры республиканцев отказались голосовать, не сумев заручиться достаточной поддержкой для принятия поспешно составленного законопроекта. «Я не хотел голосовать. Я сказал, зачем нужно голосовать?— рассказывает Трамп, который пообещал отменить Obamacare сразу после занятия президентской должности. — Да. Я не проигрываю. Я не люблю проигрывать».


Он подчеркивает, что республиканские законодатели по-прежнему пытаются прийти к соглашению. Вместе с тем, президент отмечает, что нет ничего страшного в том, что недовольные первым законопроектом упорные консерваторы и решительные противники Obamacare будут и дальше упорствовать.


«Если мы не получим то, чего хотим, мы заключим сделку с демократами, и на мой взгляд, у нас будет хорошая форма здравоохранения, — говорит президент. — У нас действительно будет очень хорошая форма здравоохранения. Это будет такая форма здравоохранения, с которой согласятся обе партии».


Первоначально Белый дом полагал, что реформа здравоохранения Обамы — «это ключ от двери». Не менее важным он считал попытку составить первый с 1986 года серьезный закон о реформе американской системы налогообложения, а также утвердить программу строительства новой инфраструктуры на один триллион долларов. Но сейчас непонятно, каким образом администрация сможет составить удовлетворяющий финансовых консерваторов налоговый закон, который не приведет к дефициту.


Трамп не раскрывает свои карты. «Я не хочу говорить о сроках. У нас очень масштабная и очень сильная налоговая реформа», — говорит он. Но он не сказал о том, что его команда отчаянно изыскивает новые способы для того, чтобы профинансировать налоговые сокращения. Чтобы набрать простое большинство в сенате, они не должны влиять на доходы.


Если Трамп не спасет реформу здравоохранения, первые 100 дней его президентства пройдут без больших успехов. Когда он предложил на должность члена Верховного суда Нила Горсача (Neil Gorsuch), республиканцы ему аплодировали, а вот демократы пригрозили заблокировать голосование в сенате.


Его советники пытаются как-то обойти конгресс — в основном посредством президентских распоряжений и прочих мер. Главный стратег Белого дома Стив Бэннон (Steve Bannon) зловеще называет эти действия «разрушением административного государства».


Бэннон создал оперативный центр в западном крыле Белого дома, и написал там на большой доске все те обещания, которые Трамп дал во время кампании. Важный вопрос заключается в том, сумеет ли Трамп выполнить эти обещания, особенно о том, чтобы «снова сделать Америку великой», и сможет ли он отделить свои деловые интересы от официальной работы.


Трамп стремится опровергнуть любые вводящие в заблуждение сравнения из всемирной истории. Попозировав перед портретом первого в Америке президента-популиста Эндрю Джексона, он ведет своих гостей в соседнюю комнату, где висит портрет Теодора Рузвельта, которого он восторженно называет президентом, радикально изменившим ситуацию. Так оно и есть, однако один из гостей вежливо напоминает Трампу, что есть в этом и серьезное отличие. Рузвельт хвастался тем, что у него большая дубина, но он также старался говорить очень мягко.