Джон Николсон (John Nicholson) точно знает, что говорит. Он исходит из того, что Россия поставляет оружие Талибану (террористическая организация, запрещена в России — прим. ред.), заявил командующий миссией США и НАТО в Афганистане. Представители американских военных не впервые выдвигают такие обвинения в отношении Москвы, но до сих пор никто не формулировал это так четко. Недавно генерал Кёртис Скапарротти (Curtis Scaparrotti), главком объединенными силами НАТО в Европе, говорил на слушании в конгрессе в Вашингтоне о «возросшем влиянии» русских и о «возможных поставках Талибану». Теперь Николсон ужесточает эти формулировки.


Министерство иностранных дел в Москве, как обычно, отвергает эти обвинения, называя их «ложью». «В отличие от американских правительственных служб, не существует никакого сотрудничества российского министерства обороны с организациями, которые признаны ООН в качестве террористических», — заявил представитель министерства обороны Игорь Конашенков. «Их и не может быть». Он посоветовал американцам больше сконцентрироваться на планировании своих операций вместо того, чтобы обвинять других в их неудачах.


Администрация Трампа унаследовала конфликт

И действительно, список неудач в Афганистане немалый, администрация президента Дональда Трампа унаследовала конфликт, который нельзя выиграть военным путем. Талибан и афганские силы безопасности, поддерживаемые тринадцатью тысячами солдат международных сил, находятся в патовой ситуации: ни одна сторона не выигрывает эту войну, ни одна не проигрывает. У исламистов достаточно сил, чтобы отвергнуть все предложения Кабула о мирных переговорах. Пока не ясно, планирует ли Трамп новую стратегию достижения мира. Недавно он приказал нанести по вооруженным формированиям так называемого Исламского государства (организация, запрещенная в РФ — прим. перев.) в Афганистане удар с использованием крупнейшей неядерной бомбы вооруженных сил США, но дипломатического наступления, чтобы привести Талибан за стол переговоров, не просматривается.


Однако, с точки зрения афганского правительства, проблемой являются не только Талибан и ИГИЛ, но также и влияние иностранных держав. Кабул рассматривает себя в качестве футбольного мяча в игре его соседей и России, как это часто случалось в бурной афганской истории. «Мы проявляем большую озабоченность по поводу российской, иранской и пакистанской поддержки Талибана», — подтверждает один высокопоставленный представитель афганского правительства в интервью Süddeutsche Zeitung американские обвинения в адрес Москвы. «Эти страны должны прекратить помогать Талибану и лучше пусть поддерживают афганское правительство», — потребовал этот человек, который хотя и говорит откровенно, но не хочет, чтобы его цитировали с упоминанием фамилии, потому что эта тема щекотлива в дипломатическом плане.

Кабул знает: для мирных переговоров он нуждается в широкой международной поддержке, чтобы ни США, ни Китай, ни соседние государства не подорвали этот процесс. Пакистан по-прежнему считается в Кабуле главным источником зла. Исламабад поддерживает Талибан и торпедирует тем самым усилия по достижению мира, постоянно повторяют в Афганистане. С пакистанской точки зрения, части Талибана еще являются управляемыми войсками, которые нужно иметь в запасе в борьбе за влияние для послевоенного урегулирования на Гиндукуше. Тот факт, что теперь Россия все больше делает ставку на Талибан, воспринимается в Кабуле с озабоченностью.


Москва не хочет признавать в своих контактах повышение роли Талибана

Тем не менее, Москва подтверждает, что она укрепила контакты с Талибаном. Однако это служит, мол, единственно для того, чтобы побудить его к сотрудничеству с руководством Кабула для продвижения мирного процесса. Для этого, согласно точке зрения российского министерства иностранных дел, он должен выполнить три условия: признание афганской конституции, разоружение и прекращение всех связей с ИГИЛ и Аль-Каидой. Повышение роли Талибана Москва в своих контактах признавать не хочет. В конечном счете руководство Кабула также встречалось, мол, с противниками, что равнозначно признанию их в качестве партнеров по переговорам. Кабул этого не отрицает, однако прогресса это, по его мнению, не принесло. «Усилия по достижению мира не привели к ослаблению боевых действий», — говорит представитель афганского правительства.

Отношения между США и Россией подвергаются дополнительным испытаниям на прочность из-за противоречащих друг другу интересов в Афганистане. Прошли те времена, когда озабоченность по поводу распространения исламизма в Афганистане и в странах Центральной Азии объединяла Москву и США. В 2009 году Москва предоставила США право использования российского воздушного пространства для операции в Афганистане, а позднее разрешила даже, чтобы их самолеты использовали военный аэродром в Ульяновске для снабжения своих войск. Это было самое тесное сотрудничество между вооруженными силами обеих стран после окончания холодной войны. Россия вела себя практически как союзник во время операции сил НАТО.

Между тем тон Москвы резко изменился. Подконтрольное государству телевидение по-хамски комментирует неудачи в деле стабилизации страны. Таким образом, американцам, мол, не лучше, чем Советскому Союзу в афганской войне с 1979 по 1989 год. Тогда погибли 15 тысяч советских солдат. Вывод войск и позор поражения были свидетельством слабости Советского Союза, который вскоре после этого прекратил свое существование. Чем четче вырисовывается тот факт, что Талибан будет оставаться влиятельной силой в Афганистане, тем важнее для Москвы поддерживать с ним контакт. Он рассматриваются в качестве партии во внутриафганском конфликте, которая не стремится к тому, чтобы расширять свое влияние за пределами страны — в отличие от «Аль-Каиды» (террористическая организация, запрещенная в РФ — прим. перев.)  и террористических военных формирований ИГИЛ (террористические организации, запрещены в России — прим. ред.), от которых исходит угроза для бывших советских республик в Центральной Азии. Видимо, оттуда прибыли и предполагаемые террористы, которые осуществили, в частности, теракт в метро Санкт-Петербурга в начале апреля.