На прошлой неделе в СМИ нашла отражение весьма интересная, поучительная и наводящая на определенные размышления фотография. На ней американский офицер в темных очках вместе с боевиком Рабочей партии Курдистана (РПК), разыскиваемым Турцией из-за террористической деятельности, осматривал места повреждений после воздушной бомбардировки. Боевик в камуфляже, стоявший рядом с офицером, — член РПК, входящей в американский список террористических организаций. В последующие часы официальный представитель армии США показался перед камерами и выразил «одним партнерам» беспокойство в связи с атакой на «других партнеров в Сирии». Вслед за этим армия США продолжила со своими партнерами в Сирии совершать объезд вдоль турецкой границы в сопровождении бронетехники.


При попытке объяснить смысл этой фотографии и происходящего возникает множество вопросов. Я спросил ученых, знаниям которых я доверяю, дескать, как дисциплина «Международные отношения» «теоретически» объясняет такую сложную картину. Я не могу сказать, что смог получить какой-либо удовлетворительный ответ. По смыслу они сказали следующее: «Это новая ситуация, мы не можем толковать это с помощью теорий, объясняющих союзнические отношения, мы работаем».


Министр иностранных дел Лавров придерживается похожего мнения. Лавров в интервью журналу Esquire сказал по поводу международной ситуации: «В современной политике никаких правил больше нет». И добавил: «Международные отношения сложнее, чем в период холодной войны. Во времена холодной войны две стороны не переходили грани дозволенного. Сегодня никаких правил нет».


В настоящее время «отсутствие правил» характерно не только для отношений между соперниками, но и в то же время между союзниками. Более того, в мире наших дней, кажется, изменились и субъекты союзов. Союзнические отношения больше не ограничиваются государствами. В качестве союзников могут выбирать даже тех, кто находится в списке террористических организаций, «придавая им благопристойный вид». Объяснить как-то иначе отношения США с РПК невозможно.


Мало того, стремительно меняется и содержание понятия «союзничество». Ожидается, что союзнические отношения несут в себе одновременно три разных характера. Мозаичный в географическом смысле, сезонный во временном измерении, секторальный с точки зрения специфических вопросов.


С Турцией администрация США ожидает мозаичного характера союзнических отношений в географическом смысле. Офицер США в темных очках должен быть «врагом» на сирийско-турецкой границе и другом в Афганистане, Инджирлике, Черном море.


Пока не будет взята Ракка, с РПК / Партией «Демократический союз» (PYD) США хотят быть союзником, с Турцией — «полуврагом», а после взятия Ракки — «полным союзником». Опять же в борьбе с Ираном, ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.) США хотят быть союзником, а в отношениях с террористической организацией FETÖ Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gülen) и РПК — «чего-то» другого.


При взгляде на общую ситуацию становится понятно, что неопределенность, отсутствие всяких правил, гибридные и нездоровые отношения еще какое-то время сохранятся. Будем надеяться, что администрация США положит конец «хаосу», царящему в отношениях. Хотя на первых порах нарушение норм и правил ради краткосрочных тактических интересов кажется привлекательным, в долгосрочной перспективе это может стать серьезной проблемой для всех.