Открыто предоставляя вооружение курдским ополченцам на севере Сирии, США гарантируют более эффективное военное наступление на Ракку, «столицу» «Исламского государства» (запрещенной в России террористической организации — прим.ред). Правда, тем самым они решительно толкают Турцию в объятия России.


Отношения между Вашингтоном и Анкарой испортились в июле 2016 года после попытки государственного переворота, организованного с целью свергнуть президента Ресепа Тайипа Эрдогана. По Турции распространились теории заговора, якобы подготовленного ЦРУ, а Вашингтон обвиняют в укрывательстве Фетхуллаха Гюлена, священнослужителя, который уже много лет живет в Пенсильвании и считается идейным вдохновителем переворота.


Избрание Дональда Трампа взбодрило турецкое правительство, считавшее республиканца более надежным партнером по сравнению с демократом Бараком Обамой. Особенно воодушевил Эрдогана звонок Трампа 17 апреля: американский президент поздравил его с победой на спорном референдуме, которая предоставила Эрдогану суперполномочия. Многие западные страны выступили с критикой референдума и эскалации авторитаризма в Турции. Одобрение США было очень кстати.


Эрдоган рассчитывал на то, что следующим шагом Трампа будет отказ от предоставления помощи курдам — инициативы Обамы. 25 апреля турецкий президент решился на смелый маневр: нанес авиаудары по «Силам демократической Сирии» (SDF), альянсу, возглавляемому курдами и действующему при поддержке Соединенных Штатов в северной Сирии. 18 человек погибло.


Турция также попыталась убедить США дать вооружение сирийским повстанцам, поддерживаемым Анкарой в борьбе с ИГ. Однако эти группы мало себя проявили. Кроме того в них входят исламские экстремисты, союзники «Аль-Каиды» (запрещенной в России террористической организации — прим.ред.).


Трамп прислушался к мнению своих генералов, которые всегда считали курдское ополчение единственной эффективной силой против ИГ. И американский президент в очередной раз прибег к уже знакомой нам внешнеполитической стратегии «ударить и погладить»: сначала подтвердил авторитарную власть Эрдогана, потом оказал дополнительную поддержку курдам.


Больше всего Эрдогана тревожит то, что на севере Сирии может сформироваться курдская автономная область, а это в свою очередь спровоцирует масштабное сепаратистское движение среди миллионов турецких курдов. Главенствующая в регионе курдская партия «Демократический союз» (PYD) является союзником РПК, членов которой Анкара считает террористами.


16 мая Эрдоган намерен встретиться с Трампом в Белом доме. Если, конечно, после имевшей место «дерзости» встреча не будет отменена. США хотят невозможного — поддерживать хорошие отношения с Турцией, членом НАТО, и одновременно со смертными врагами Эрдогана.


Результатом скорее всего будут более тесные отношения между Россией и Турцией. В последнее время обе страны сблизились, исчерпав дипломатический инцидент, порожденный крушением российского истребителя турецких ВВС в конце 2015 года.


Турецкий лидер настаивает на том, что обязательным условием разрешения сирийского конфликта является свержение диктатора Башара аль-Асада, которого поддерживает Россия. Между тем ничто не мешает Эрдогану «проглотить» Асада в обмен на российское содействие предотвращению курдской автономии.


У президента Турции есть важный козырь — база Инджирлик, используемая американцами для операций на Ближнем Востоке.