На горизонте ничто не предвещает возвращения того времени, когда в Европе можно было спокойно лечь спать и, проснувшись утром, быть уверенным в том, что в США ничего не изменилось.


Непредсказуемость не уменьшится, если обратить взгляд на Восток. Россия не удивляет так часто, как это делали в последнее время США, но нестабильность в стране сильнее и, соответственно, непредвиденные события могут быть более серьезными.


Небольшой европейской стране, подобной Финляндии, находящейся между двумя непредсказуемыми государствами, приходится прилагать большие усилия, чтобы четко обозначить свою позицию на политической карте, как для себя, так и для других.


На этой неделе в Финляндии возникли споры о том, существуют ли между президентом и парламентом разногласия по поводу политики безопасности. Публичные взгляды и позиции различались, но не это самое главное. Самым важным было общее и самое актуальное представление о существующем окружении с точки зрения политики безопасности.


Общую оценку ситуации можно было бы отыскать в последних докладах по вопросам обороны и безопасности, однако за несколько месяцев она уже устарела. Ситуация вокруг Европы стала еще более сложной, в то время как в самой Западной Европе она несколько прояснилась.


Утром 10 мая в Европе еще не осознали, что может последовать за решением президента Дональда Трампа (Donald Trump) об увольнении директора ФБР Джеймса Коми (James Comey).


Последствия этого увольнения сказываются не только на внутренней, но и во многом на внешней политике США.


Даже самое простое описание произошедшего вызывает сомнения.


Трамп уволил главу ФБР, занимавшегося во время предвыборной компании российскими вопросами. В своем решении он руководствовался рекомендациями главы Министерства юстиции Джеффа Сешнса (Jeff Sessions).


Трамп явно не придал значения тому, что официальная причина увольнения — участие Коми во взломе электронной почты Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) — является совершенно неправдоподобной.


Речь идет о лжи, бесстыдная наглость которой парализует и заставляет противников онеметь от удивления.


Использование таких методов обходится дорого.


Первая жертва — начавшая крепнуть надежда на преемственность внешней политики США, несмотря на действия Трампа.


Вице-президент Майк Пенс (Mike Pence), министр обороны Джэймс Мэттис (James Mattis), министр внешней политики Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) и советник по вопросам национальной безопасности Герберг Рэймонд Макмастер (Herbert Raymond McMaster) — внушительная группа людей, гарантирующих исполнение международных обязательств США.


Все ключевые персоны политики Трампа, за исключением Пенса, с еще большей, чем Коми, вероятностью могут быть уволены.


Ничто не гарантирует преемственность, поскольку все зависит от действий Трампа.


В качестве противовеса непредсказуемости Трампа были крепкие американские институты, которых в России нет. Конгресс и Министерство юстиции обозначают границы президентских действий — как на уровне федерального государства, так и на уровне штатов. Чиновники в целом достаточно компетентны.


Отставка Коми продолжает ослаблять веру в государственные институты.


То, что Дональд Трамп в США и Владимир Путин в России настолько непредсказуемы и ослабляют институты стран, является проблемой для всей Европы.


Кроме этого, обе страны относятся с предубеждением к международным союзам и продвигают двусторонние отношения, в которых они могут диктовать свои условия.


Немного странно, но развитие объединенной Европы пошло в другом направлении.


Националисты проигрывают на выборах. После выхода Великобритании из ЕС оставшиеся 27 стран-участниц способны принимать совместные решения.


Ситуация была бы совсем мрачной, если бы западная Европа ступила на путь национализма, продвигаемый Путиным и Трампом. С него вряд ли получилось бы свернуть.


Теперь, несмотря на непредсказуемость Востока и Запада, Финляндия и другие западные страны могут укрепить общие институты. Помимо ЕС и НАТО это еще и система ООН.


Крепкие общие институты — лучшая поддержка тем, кто сотрудничает с США и поддерживает связи с Россией.