Открывая в Сочи встречу с итальянским премьером Паоло Джентилони (Paolo Gentiloni), Владимир Путин не скрывал радости. Объем товарооборота двух стран с начала года вырос на 28%, а мнение Италии (непостоянного члена Совбеза ООН) может оказаться для Москвы очень важным, особенно в украинском и сирийском вопросах, о которых шла речь на переговорах. Владимир Путин передал главе итальянского правительства послание, адресованное лидерам «Большой семерки».


В ходе пресс-конференции (на которой журналисты, впрочем, стремились в первую очередь получить комментарий по поводу скандала вокруг встречи Трампа и Лаврова) российский президент уклонился от ответа на вопрос о содержании этого письма.

 

Итальянский премьер тоже оказался на высоте: он выступил против «автоматического» продления санкций в отношении России, назвав такую политику недопустимой, и заявил, что он будет уговаривать своих коллег по «Большой семерке» учитывать позицию России. Он убежден также, что Украина не должна становиться препятствием для «стратегического» диалога с Москвой.


Кажется, у россиян появился защитник из числа богатейших стран мира. Ранее итальянский премьер выступил с решительным протестом против британской инициативы о расширении антироссийских санкций после апрельской химической атаки в Сирии. Итальянцы станут хозяевами встречи «Большой семерки», которая начнется на Сицилии уже 26 мая.


Это не единственная новость из Италии, появившаяся в последние дни в российской прессе. Агентство ТАСС опубликовало интервью с Игорем Плотницким — одним из лидеров так называемой Луганской народной республики. В нем он, в частности, рассказывает о том, как ему удалось организовать круглый стол с участием представителей 24 стран. Эффектом переговоров на тему Донбасса стала инициатива по созданию «антифашистского альянса». «В самое ближайшее время он начнет работу. Основная задача — рассказать в Европе правду о происходящем у нас. Депутат Европарламента Элеонора Форенца (Eleonora Forenza) пообещала обсудить этот вопрос с Верховным представителем Евросоюза по иностранным делам Федерикой Могерини», — объяснял Плотницкий.


Уроженка города Бари Элеонора Форенца представляет Партию коммунистического возрождения, занимая в ней должность спикера по вопросам культуры. Федерика Могерини, которая тоже начинала свою карьеру в рядах итальянского коммунистического движения, несколько недель назад подверглась публичной критике со стороны европарламентариев. Они обвиняли ее в том, что она ограничивает средства, выделяющиеся на специальный европейский центр, который занимается мониторингом российской пропаганды в Европе. В этом формально подчиняющемся Могерини отделе работает всего несколько человек, но она все равно собирается урезать его бюджет.


В марте Россию с визитом посетил министр иностранных дел Италии Анджелино Альфано (Angelino Alfano), который в разговоре с Лавровым заявил, что его страна выступает за скорейшее присоединение России к странам «Большой семерки», то есть за превращение ее в «восьмерку». «Ни один здравомыслящий человек не может исключить из международной жизни Россию — ключевого партнера в борьбе с терроризмом, а для Италии — незаменимого и надежного поставщика энергии», — подчеркивал также он. Итальянцы заинтересованы в сотрудничестве в сфере противодействия ливийскому терроризму, поскольку через Ливию проходит основной канал переброски нелегальных мигрантов в их страну из Африки и с Ближнего Востока.


Еще есть бизнес: в России работает около 400 итальянских компаний, и именно их интересы обслуживают приезжающие туда представители истеблишмента Италии. 


Итальянские элиты я упомянул неслучайно. Только что в российских СМИ появилось интервью с председателем получившей печальную известность в Польше Венецианской комиссии. На вопрос журналиста, что он думает о готовящихся в России изменениях избирательного законодательства, внести которые предложила глава ЦИК Элла Панфилова, Джанни Букиккио (Gianni Buquicchio) ответил лишь, что «она стремится провести выборы беспристрастно». Речь идет о президентских выборах, а предложение Панфиловой заключается в том, чтобы отменить открепительные удостоверения, которые должны были предъявлять избиратели, голосующие не по месту постоянной регистрации. Сейчас избирательные комиссии будут верить на слово, что человек не отдал свой голос там, где его изначально включили в списки. Таких людей в России может оказаться около пяти миллионов.


Необязательно обладать богатым воображением, чтобы представить кружащие между избирательными участками автобусы с «желающими проголосовать гражданами». Даже в Думе некоторые не принадлежащие к партии «Единая Россия» депутаты понимают, что законодательные нововведения — это путь к масштабным фальсификациям. Ведь выборы — уже на носу, а российское государство не отличается особой любовью к демократическим процедурам. Между тем председатель Венецианской комиссии (разумеется, итальянец) не замечает этого и говорит о «беспристрастных выборах» еще до того, как они состоялись. Более того, он называет отмену открепительных удостоверений шагом, который «отвечает международным стандартам».


Можно привести множество подобных примеров, добавив к ним, например, высказывания представителей мира бизнеса. В целом ситуация выглядит так, что итальянцы вспоминают о европейской солидарности, когда дело затрагивает их государственные интересы, говоря, в частности об общей миграционной политике. Но тогда, когда под вопросом оказывается успех их бизнес-проектов (например, если речь заходит об общеевропейской энергетической политике), принципы европейской солидарности оказываются уже ненужными.


Чешский аналитический центр European Values, специализирующийся на изучении российского влияния в разных странах Европейского союза, опубликовал недавно доклад, в котором государства ЕС разделены на группы в зависимости от их политики в отношении Москвы. В группу стран, которые сильнее других «традиционно» и принципиально оказывают сопротивление российским планам в Европе, помимо Польши и стран Балтии, включены Дания и Великобритания. На фоне Брексита голос этих стран в Европе заметно ослабел. Следующую группу составляют государства, которые после российского вторжения на Украину пересмотрели свой подход к Москве. Это Чехия, Германия, Голландия, Швеция и Финляндия. Болгария, Румыния и Хорватия относятся к странам, которые поддерживают политику укрощения амбиций Москвы, но не так активно, как они могли бы это делать.


Чешские аналитики ставят также любопытный политический диагноз. Речь идет о действиях европейского руководства в контексте возможностей влиять на политику целого блока государств. Сформировать стабильный альянс из 14 стран, который в реалиях ЕС сможет играть решающую роль в определении курса всего сообщества, мешает, по их мнению, неустойчивость Германии и «неконструктивная» политика Варшавы. При этом они полагают, что Польша могла бы стать «естественным» лидером такого союза. Немецкая ситуация — это в первую очередь вопрос приближающихся парламентских выборов и возможный (хотя кажущийся все менее реальным после недавних региональных выборов) успех пророссийских социал-демократов.


Какие европейские государства выступают основными друзьями Москвы? Чехи убеждены, что это Кипр, Греция и Италия. Наибольшим потенциалом в пророссийской политике обладает, конечно, Рим. Ситуация может измениться, если новый президент Франции пересмотрит курс своего предшественника, стратегия которого, по словам аналитиков, заключалась в том, чтобы «держаться в стороне от российских проблем». Следует также обратить внимание на звучащую в докладе оценку политики Венгрии и Словакии. Обе эти страны занимаются «разыгрыванием российской карты», но делают это под влиянием внутриполитических факторов.


Одну из появляющихся в докладе рекомендаций стоит процитировать полностью: «Страны, обеспокоенные российской агрессией, были бы заинтересованы в том, чтобы польское руководство обратилось к конструктивной деятельности в европейских структурах, а Польша стала лидером, который пользуется уважением и может возглавить усилия, направленные на ограничение и сдерживание угроз. Однако Варшава до сих пор не воспользовалась этим политическим шансом».