В среду сенат подавляющим большинством проголосовал за то, чтобы наказать Россию за ее вмешательство в выборы 2016 года, приняв поправку, которой законодательно оформлены действующие против Москвы санкции, введены новые карательные меры и зафиксировано положение о том, что отменить их может только конгресс. Вот что пишет The Washington Examiner:


Этой поправкой против России вводятся санкции за различные правонарушения, включая вторжение на Украину и агрессивные действия в Сирии. Она узаконила карательные меры, которые были приняты при администрации Обамы. Но в основном пойти на дополнительные санкции демократов и республиканцев заставили недавние российские кибератаки против Национального комитета Демократической партии. […]


Демократы пригрозили заблокировать законопроект о санкциях против Ирана, если законодатели не утвердят поправку, касающуюся наказания России.


Данная поправка включает новые санкции против «ключевых отраслей российской экономики», включая горнодобывающую промышленность, металлургию, морские перевозки и железнодорожное сообщение.


Санкции также направлены против «коррумпированных» россиян, которые причастны к нарушениям прав человека и к поставкам оружия сирийскому президенту Башару аль-Асаду.


Палата представителей рассмотрит законопроект о санкциях уже завтра, после чего он попадет на стол к президенту.


Однако администрация Трампа уже выразила свое недовольство данной поправкой. Давая вчера показания в сенате, госсекретарь Рекс Тиллерсон заявил, что новые санкции «несвоевременны» и могут закрыть многообещающие каналы общения с Москвой, которые были налажены совсем недавно. Сегодня он повторил свое заявление в палате представителей, отметив, что президент должен «обладать возможностью регулировать санкции, подстраивая их под потребности… меняющейся дипломатической ситуации».


У кого-то может возникнуть соблазн увидеть в противодействии Тиллерсона новые туманные свидетельства подлого сговора между Трампом и Россией. Но на самом деле, доводы Тиллерсона очень понравились бы администрации Обамы образца 2012 года. Тогда, как и сейчас, Белый дом стремился к сближению с Россией, а конгресс решительно настаивал на принятии закона о наказании Москвы. В то время это был знаковый закон Магнитского. Люди Обамы боролись с этим законом изо всех сил, утверждая, что он чрезмерный, ненужный и мешает исполнительной власти наказывать Россию по своему усмотрению. В конечном итоге Обама утвердил этот закон, отчасти из-за того, что конгресс весьма изворотливо увязал его с отменой поправки Джексона-Вэника, которая действовала еще с советских времен. Это была приоритетная задача, и Обама не захотел отказываться от ее выполнения ради вето на закон Магнитского.


Во многом сегодня возникает та же самая дилемма. Трамп, как и Обама, явно хочет наладить с Россией отношения сотрудничества. Трамп, как и Обама, не желает отказываться от своих планов и не хочет злить Москву. А конгресс сегодня, как и в 2012 году, не намерен соглашаться с президентскими приоритетами. Даже увязка новых санкций с иранским законопроектом кажется отголоском прошлого. По сути дела, конгресс бросает вызов президенту, ожидая, что тот пустит под откос еще один приоритет во внешней политике и отменит решение подавляющего двухпартийного большинства ради дружбы с Россией.


Примет ли Трамп этот вызов, наложит ли он вето на законопроект? Наверное, нет, если принять во внимание тот политический пожар, который бушует вокруг России. Поскольку половина страны изо всех сил стремится доказать, что Трамп это кремлевская марионетка, от уступок России он потеряет гораздо больше, чем в свое время Обама. Но вся эта история лишний раз напоминает о том, о чем мы говорим постоянно: страстные надежды Трампа на улучшение отношений с Россией (как надежды Буша и Обамы до него), скорее всего, разобьются о скалы политической действительности и скепсиса конгресса, который полон решимости связать президенту руки.


***


Комментарии читателей


TPAJAX
Где доказательства? На самом деле, нам придется разбить их на три составляющих, которые являются не более чем утверждениями, не подтвержденными солидными уликами.
1. Россия (или кто-то еще) напрямую вмешивалась в процесс голосования и подсчета голосов. [Доказательств нет. Да и обвинение это выдвигают очень немногие.]
2. Россия (или кто-то еще) опосредованно вмешивалась в выборы, изобличая Клинтон, Подесту, коррупцию в Национальном комитете Демократической партии. [Да, это определенно было. Разоблачить коррупцию — разве это плохо? И очень мало доказательств, что это была Россия. А когда улик и доказательств так мало, остаются и другие возможности, включая историю с таинственным убийством Сета Рича.]
3. Исходя из предположения о том (доказательств пока нет), что Россия сделала описанное в пункте 2, Трампа обвиняют в сговоре с ней. [Доказательств этого тоже нет.]


Andrew Allison

Очередная политическая показуха наших избранных представителей (мы сами виноваты, что выбрали их). Во-первых, с Крымом все уже решено, и это результат попыток ЕС втянуть Украину на свою орбиту. Во-вторых, возмущение по поводу хакерских взломов НКДП вызвано не самими взломами, а тем, что хакеры разоблачили грязные уловки демократов. В-третьих, поскольку действующие санкции произвели нулевой эффект на политику России (в отличие от ее незадачливых граждан), какой в них смысл? И наконец, не пора ли конгрессу прекратить свое позерство и заняться решением людских проблем?


R. Arandas
Я нейтрален, поскольку ни поддерживаю санкции, ни возражаю против них. Но мне интересно вот что. Осмелился бы конгресс хотя бы задуматься о введении санкций или бойкота против Китая за его неоднозначные действия в нарушение норм международного права? Скорее всего, нет.