В то время как Соединенные Штаты с головой ушли во внутренние споры о правительстве Трампа, а Европейский союз направляет все силы на решение собственных насущных проблем, таких как националистический популизм и Брексит, азиатские державы и Россия заняты созданием новой геополитической архитектуры — разработкой тех структур, которые отразили бы растущую мощь этих стран на региональной и мировой арене.


В нынешнем контексте бесчисленных многосторонних форумов и глобальных проектов значимым событием текущего месяца стало вступление Индии и Пакистана в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), в рамках которой ведется политический, экономический и военный диалог между ее членами во главе с Пекином и Москвой.


Речь идет о первом расширении группы со времен создания в 2001 году, что свидетельствует о серьезном намерении Китая и России активизировать стратегию и расширить зону ее действия, в последние годы ограниченную историческими сферами влияния двух стан.


Давние соперники, Пекин и Москва в начале 21-го века решили создать дипломатический механизм, позволяющий регулировать борьбу за влияние в бывших советских республиках Средней Азии, таких как Казахстан, Узбекистан, Киргизия и Таджикистан.


Так появилась в некотором роде зонтичная организация сотрудничества, куда вошли шесть стран, а Китай, выступивший инициатором ее создания, разместил у себя штаб-квартиру и тем самым еще больше упрочил свои позиции в Азии.


Лозунги, которые легли в основу проекта, призывали к объединению союзных правительств в борьбе с «тремя бичами: терроризмом, экстремизмом, сепаратизмом». Эта риторика намекала на сотрудничество между авторитарными режимами, которые нацелены на противостояние террору или политическим противникам.


ШОС ознаменовала собой стремление Пекина и Москвы к согласованным действиям в стратегическом регионе Центральной Азии, а также к более широкому доступу к природным ресурсам.


В последние десятилетия Китай демонстрирует стремительный рост в регионе в качестве важного покупателя нефти и газа, а также мощного инвестора и экспортера промышленных товаров в те страны, которые ускоренными темпами восстанавливаются после нескольких десятилетий советской экономической катастрофы.


В то время как Пекин сближается с такими соседями, как Казахстан и Киргизия, Россия стремится сохранить с этими республиками исторические связи: в течение десятилетий они находились под ее контролем, который значительно ослаб с распадом СССР.


Заполучив в постоянные члены Индию и Пакистан, Китай и Россия оставляют первоначальную логику ШОС, ориентированную главным образом на решение региональных проблем и избавление от американской конкуренции. Теперь можно говорить о стратегии действий в континентальных масштабах, о дипломатическом пространстве для активизации диалога и сотрудничества между евразийскими гигантами.


Российско-китайская инициатива вызывает интерес у таких стран, как Турция, Иран, Египет и Израиль. Традиционным влиятельным фигурам трансатлантического блока, США и их европейским союзникам, следует уделять повышенное внимание появлению евразийской геополитической архитектуры. Это бесспорная примета 21-го столетия.