После 1990 года, когда революция в области информационных и коммуникационных технологий привела к значительному сглаживанию асимметрии между развитыми странами и развивающимися экономиками, происходит стремительная глобализация мира.


Невероятная консолидация глобальных производственно-сбытовых цепочек переместила фабрики, доходы, рабочие места и знание в государства с развивающейся экономикой.


Всего за два десятилетия относительная доля ВВП стран «Большой семерки» (США, Германия, Япония, Франция, Великобритания, Канада и Италия) упала более чем на 20 процентных пунктов: с 66% до 43% от мирового ВВП.


Именно этот показатель лучше всего иллюстрирует успех глобализации — процесс сближения и создания большего равенства между странами на планете.


С одной стороны, в богатых странах уровень жизни следующего поколения, вполне вероятно, окажется ниже, чем у нынешнего, порождая разочарование и антиглобалистские настроения.


С другой — жители развивающихся стран в ближайшие годы получат шанс улучшить свое благосостояние. В Китае, Индии и некоторых азиатских, восточноевропейских и латиноамериканских странах с развивающейся экономикой сегодня крепнет новый «средний класс»


Эта «новая эра», в которую вступает мир, была подготовлена недавно сформированными коалициями, в которых страны не следуют экономической, культурной и географической логике прошлого, как то было в случае с G7 и Европейским союзом.


Группа БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка) — один из примеров подобной коалиции. Ранее называемые государствами-китами, страны БРИКС занимают 24% площади планеты, в них проживает 42% населения, и они располагают 23% мирового ВВП — тогда как в 1990 году этот показатель составлял лишь 10%.


На сегодняшний день БРИКС является для Бразилии одним из крупнейших международных проектов, с которым связан обширный круг политических и дипломатических мероприятий: речь идет, среди прочего, о стратегическом диалоге, международной безопасности, сотрудничестве в G20 и о Новом банке развития стран БРИКС.


Тем не менее в тех областях, которые могли бы предоставить более конкретные возможности для интеграции, таких как торговля и инвестиции, БРИКС по-прежнему не может похвастаться существенными результатами.


Ярким примером является агробизнес. На седьмом заседании министров сельского хозяйства стран БРИКС, которое две недели назад проходило в Нанкине (Китай), бразильский министр Блэро Магги предложил создать рабочую группу с целью мониторинга и вырабоки конкретных предложений по расширению торговых потоков и инвестиций в агропромышленном секторе среди стран блока.


Валовая стоимость сельскохозяйственной продукции стран БРИКС с 1960 года увеличилась с 24% до 42% от мирового объема. Большая часть тех 200 миллионов, которые в ближайшие годы выйдут из положения «продовольственной нестабильности», проживает в странах БРИКС, в частности в Китае и Индии. Однако соотношение между импортом и потреблением сельскохозяйственной продукции все еще очень мало и составляет порядка 10%.

 

Совместное фотографирование лидеров БРИКС в индийской национальной одежде


Магги также предложил организовать сельскохозяйственный бизнес-форум БРИКС, чтобы развивать партнерские отношения и способствовать взаимным инвестициям между компаниями. Министр четко и ясно сформулировал свою позицию относительно прогресса в агробизнесе, однако она была встречена серьезным сопротивлением со стороны других членов блока.


Восемь лет спустя после появления БРИКС его члены все еще вынуждены преодолевать бюрократические препятствия и не могут похвастаться упрощенными процедурами в области торговли, бизнеса и инвестиций.


В случае сельского хозяйства большая интеграция стран БРИКС, пусть даже проводимая правительствами, принесет всем огромную пользу с точки зрения продовольственной безопасности, устойчивого развития и технического сотрудничества. Взаимодополняемость между странами огромна и могла бы быть использована более эффективно.


В последнее десятилетие Бразилия в своих дипломатических предпочтениях делает ставку на БРИКС и, несомненно, благодаря этому укрепила собственные геополитические позиции в соответствии с изменениями, происходящими в экономической, политической и культурной жизни планеты.


Однако этого недостаточно. Необходимо стремиться к более справедливым, открытым и взаимодополняющим структурам торговли и инвестиций, результаты которых оправдывали бы те сотни совещаний, которые регулярно проводит БРИКС.