Абсолютно все лидеры в тысячелетней истории России сталкивались с одной и той же проблемой: эта громоздкая страна по природе своей нестабильна, независимо от того, какая система ей управляет. И несмотря на браваду своей администрации, президент Владимир Путин не является исключением. Те проблемы, с которыми он сталкивается сегодня, приближаясь к концу 17 года своего правления, пугающе похожи на те проблемы, возникновение которых предвосхитило крах Советского Союза и Российской империи до него. Но Путин мастерски умеет извлекать уроки из истории. Основываясь на неудачах своих предшественников, он, возможно, сумеет отложить закат своей администрации или вовсе его предотвратить.


Очередной спаситель России


Путин пришел к власти в России как спаситель во времена хаоса — в прошлом лидеры этой страны не раз брали на себя эту роль. Царь Михаил I — основатель династии Романовых — и Владимир Ленин пришли к власти в результате народных волнений — Смутного времени в XVII веке и Русской революции 1917 года соответственно — и восстановили порядок в стране. Путин тоже продемонстрировал свои умения в период бурных 1990-х годов, когда при администрации президента Бориса Ельцина — первого постсоветского лидера — страна погрузилась в экономический кризис. В то время группа богатых бизнесменов получила контроль над большей частью предприятий страны, во многих регионах страны формировались сепаратистские движения, армия и службы безопасности переживали упадок, а в Чечне назревала новая война. Между тем в правительстве России царил полнейший разлад ­- это была какофония конфликтующих точек зрения.


Для мира и для большинства россиян Путин был загадкой, поскольку до этого его карьера была сосредоточена в Санкт-Петербурге, а не в столице. Однако его решительное руководство на постах главы службы безопасности, премьер-министра, а затем и президента страны вскоре помогло ему завоевать сердца россиян. Путин утихомирил недовольные регионы, отправил российскую армию в Чечню, начал возвращать стратегически значимые активы под контроль государства и преследовать неблагонадежных политиков, одновременно обещая россиянам стабильные доходы. Новый лидер пообещал восстановить Россию и вернуть ей то место на международной арене, которое должно принадлежать ей по праву. Он также хотел наладить отношения России с Западом.


Но, каким бы ни было его видение будущего страны, проблемы в управлении Россией остались прежними. Подобно множеству правителей до него, Путин руководил огромной страной, населенной множеством самых разных народов, страдающей от слабой экономики и окруженной враждебно настроенными державами. Подобно своим предшественникам, Путин начал постепенно склоняться к более авторитарному стилю правления, чтобы обеспечивать стабильность страны. Кремль избавился от независимых СМИ, оппозиционных политических партий и иностранных неправительственных организаций. Сегодня в России инакомыслие преследуется почти так же, как и терроризм, и любые протесты быстро разгоняются. Тактика Путина, хотя она не настолько жестока, выстраивается в соответствии с такой цепочкой рассуждений, которая очень напоминает образ мыслей советского генерального секретаря Иосифа Сталина: Россия — слишком хрупкая страна, чтобы ей можно было управлять без применения силы. Путин даже выставил Россию против Запада, спровоцировав конфронтацию в духе холодной войны. Лидер, который в прошлом говорил о том, что Россия может в конечном итоге вступить в НАТО, теперь называет этот альянс врагом России номер один.


Укрепление системы в неспокойные времена


Спустя много лет, в течение которых Путин демонстрировал себя как сильного авторитарного правителя, он теперь столкнулся с целым рядом внутренних проблем, которые начинают испытывать выстроенную им систему на прочность. Экономика России переживает период затяжной стагнации, и, хотя правительство страны еще способно кое-как справляться с трудностями, у простых граждан дела обстоят иначе. Сейчас россияне в среднем тратят половину своих доходов на покупку продуктов питания. Четверть россиян столкнулась с сокращением зарплат или их несвоевременной выплатой, а 20 миллионов граждан России — это 14% населения страны — теперь живут за чертой бедности. Уровень бедности в России сегодня растет быстрее, чем когда-либо начиная с 1990-х годов. Кроме того, Кремль столкнулся со стремительными переменами в структуре населения России. Более 25% граждан России родились уже после распада Советского Союза, то есть огромное количество россиян уже не помнят тот хаос, который предшествовал приходу Путина к власти. Более того, расцвет социальных сетей привел к тому, что Москве теперь гораздо сложнее контролировать поток новостей. Политическая система постепенно приходит в упадок по мере того, как лидеры страны стареют. Между тем в стране растет напряженность в отношениях между сокращающимся православным населением и растущим мусульманским сообществом.


Внутренние проблемы еще больше усугубляются внешнеполитической ситуацией. Не сумев спасти правительство Виктора Януковича в период протестов Евромайдана на Украине в 2014 году, Россия лишилась союзника и поставила под угрозу свою национальную безопасность. Тогда США и Евросоюз ввели санкции против Москвы, которые действуют до сих пор, а НАТО начала наращивать свой военный потенциал у самых границ России. Более того, попытки Кремля вмешаться в выборы в иностранных государствах — посредством кибератак, пропаганды и кампаний по распространению дезинформации — обернулись против него самого. Теперь Россия столкнулась со сплоченным фронтом западных государств, выступающим против нее.


Но несмотря на все эти перемены — а также несмотря на массовые протесты, проходящие по всей России, и рост сопротивления со стороны региональных лидеров — Кремль продолжает крепко держаться за ту систему, которая была выстроена почти 20 лет назад. Вероятнее всего, Путин попытается переизбраться в марте 2018 года, и его правительство уже запретило лидерам оппозиции принимать участие в этих выборах. Чтобы еще больше укрепить свой режим, президент старается уничтожать инакомыслие в любых его проявлениях, и он уже развернул новые службы безопасности по всей стране.


Путин все сильнее цепляется за систему, в которой трещины с каждым днем становятся все шире. Оказавшись под таким же давлением, царь Николай II и советский генеральный секретарь Леонид Брежнев отреагировали точно так же, то есть заупрямились и отказались реформировать атрофирующиеся политические и идеологические структуры, которые их окружали. Сходства этих ситуаций поразительны, и нет никаких сомнений в том, что Путин тоже их отчетливо видит.


Отголоски прошлого


Когда Николай II и Брежнев пришли к власти в стране — в 1894 году и 1964 году соответственно — они унаследовали уже сложившиеся и на первый взгляд стабильные политические системы. Они оба стали преемниками правителей, колебавшихся между автократией и реформами. К тому времени, когда они пришли к власти, правительства Российской империи и Советского Союза уже столкнулись с настолько серьезными проблемами, что ни одно решение не помогало.


В те времена российское общество находилось в движении, поскольку люди все чаще переезжали в города и становились более мобильными. В период правления Николая II, к примеру, население России выросло на 31%, а численность населения крупных городов увеличилась вдвое. При Брежневе в Советском Союзе происходили очень похожие процессы: в 1982 году, когда он умер, 64% россиян жили в городах. Помимо роста численности городского населения Николай II и Брежнев столкнулись с гораздо более образованной — и непокорной — общественностью. В 1870-х и 1880-х годах, то есть после отмены крепостного права в 1861 году, в России постепенно сложился образованный низший класс. А во времена Брежнева число советских граждан, имеющих высшее образование, увеличилось втрое и к началу 1980-х годов составило 1 миллион человек.


Экономика страны не могла справиться с растущим числом образованных людей, ищущих работу. Внезапный спад в Европе, куда российское правительство и дворянство вложили огромные деньги, привел к резкому сокращению российской экономики в 1899 году. Советская экономика тоже сократилась в период правления Брежнева — этот период был назван эпохой застоя. Среднегодовой прирост экономики снизился с 5,2% в 1960 году до всего 1,8% в 1980 году — существенный спад по сравнению со стремительным ростом уровня жизни, который был характерен для 1950-х годов. К 1970-м годам нехватка товаров первой необходимости и продуктов питания были для Советского Союза нормой, а граждане страны привыкли к длинным очередям и талонам. Помимо внутренних проблем и Брежневу, и Николаю II приходилось каким-то образом справляться с кризисами на международной арене. Российская империя оказалась втянутой в Первую мировую войну спустя менее десяти лет после ее поражения в Русско-японской войне, и в этом конфликте она потеряла более 9 миллионов человек. Огромные потери, понесенные Россией в этой войне, усилили недовольство образованных радикалов и рабочих, которые уже устали от самодержавия. Спустя полвека Брежнев столкнулся с наращиванием потенциала НАТО, с опосредованной войной во Вьетнаме (а позже и с войной в Афганистане) и народными восстаниями в странах Восточного блока. Многие советские лидеры, понимавшие, что на систему оказывается чрезмерное давление, боялись, что недовольство внутри и вдоль границ может перерасти в масштабные восстания.


Реформировать или не реформировать?


Учитывая давление на российскую и советскую системы, советники царя и генерального секретаря призывали их провести реформы, чтобы уберечь их правительства от краха. После революции 1905 года Николай II неохотно им уступил, согласившись предоставить русскому народу больше свободы в выборе своих представителей. В результате появился законодательный орган, в котором треть мест занимали радикалы и либералы. Премьер министр (и министр внутренних дел) Петр Столыпин понял, к чему все идет, и посоветовал царю реформировать политическую систему, чтобы в итоге создать независимый рабочий класс, который, тем не менее, будет хранить верность царю. Те реформы, которые предлагал Столыпин, могли предотвратить революцию 1917 года и поставить Россию на тот путь, по которому шли более процветающие западные страны. Но царь не захотел заняться реформами, вместо этого сосредоточившись на войне и росте революционных настроений внутри России.


Брежнев тоже отверг предложения реформировать советскую систему в середине 1960-х годов. Премьер-министр Алексей Косыгин предложил ряд мер, направленных на децентрализацию советской экономии и на то, чтобы сделать рабочий класс более производительным и технически подкованным посредством повышения зарплат и бонусов. Однако этот план встретил сопротивление со стороны советского бюрократического аппарата (и это не удивляет, потому что реформы предполагали в том числе сокращение числа чиновников администрации, отвечающих за экономику), и его воплотили в жизнь лишь частично. Брежнев еще больше централизовал экономику и закрепил акцент советской системы на объеме произведенной продукции, что увеличило давление на рабочих, которые в тот момент уже начинали возмущаться действиями правительства. Британский журналист и писатель Мартин Уокер (Martin Walker) писал, что Россия пережила «социальную революцию, пока Брежнев спал». Между тем советское руководство стремительно слабело: в течение трех лет после смерти Брежнева на своих постах скончались еще два генеральных секретаря, Юрий Андропов и Константин Черненко. Последний лидер Советского Союза Михаил Горбачев видел признаки грядущей дестабилизации и пытался провести экономические, социальные и политические реформы, чтобы избежать краха. Но к тому времени уже было слишком поздно.


Выбор Путина


Теперь, когда российское правительство становится все более авторитарным, Путин должен ответить на хорошо знакомый вопрос о том, нужно ли адаптировать его режим под требования меняющейся страны. Главным сторонником реформ является Алексей Кудрин, бывший министр финансов, а ныне неофициальный советник Путина. Кудрин покинул Кремль в 2011 году в период ожесточенных споров вокруг того, как нужно управлять ресурсами России. Сейчас он предлагает постепенно децентрализовать владение стратегически значимыми российскими предприятиями, такими как «Роснефть» и «Газпром», чтобы обеспечить приток капитала и технологий. Учитывая опыт Горбачева, он понимает, что система не в силах справиться с большим количеством изменений за слишком короткий промежуток времени — и он также понимает, что времени осталось мало. Кудрин не раз предупреждал, что, если Кремль не проведет экономические и политические реформы сейчас, в ближайшие годы его стабильность окажется под угрозой.


Хотя Путин является прилежным учеником своей национальной истории, он все же не стал прислушиваться к предостережениям Кудрина. Вместо этого, подобно Николаю II, он продолжил укреплять ту систему, которую он выстроил. И российский президент решил добавить к этой смеси дополнительный элемент неопределенности: в отсутствие потенциальных преемников вся система полностью зависит только от него, по крайней мере пока.


Нежелание Путина проводить реформы, возможно, объясняется его пониманием различий между Российской Федерацией, Советским Союзом и Российской империей. Современная Россия, к примеру, не заинтересована в том, чтобы вернуть себе границы гигантской Российской империи или Советского Союза, и вместо этого она пытается обзавестись рычагами влияния на соседние государства. Кремль достаточно хорошо понимает ограниченность своих ресурсов и то, что он не сможет управлять таким огромным количеством земель и народов. Более того, несмотря на все свои заявления, он признает, что внешние державы не стараются разрушить Российскую Федерацию. Россия занимает 12 место в списке крупнейших экономик мира, она является одним из главных поставщиков энергоресурсов, и она обладает одним из мощнейших ядерных арсеналов на планете. Ее крах уничтожит глобальную систему. Более того, нестабильность в России может спровоцировать начало конфликтов по всему региону, включая Чечню, Кавказ и Среднюю Азию.


Помимо отличного знания истории Путин продемонстрировал способность эволюционировать вместе с Россией. Вместо того чтобы проводить полную реорганизацию своего правительства, он, вероятнее всего, сделает выбор в пользу отдельных реформ, которые он будет перемежать с репрессивными мерами, чтобы держать нестабильность под контролем. Консолидировав Кремль, укрепив армию и заручившись поддержкой избирателей, он набрал достаточно высокие обороны, чтобы его система смогла просуществовать достаточно долго — возможно, даже после его ухода. Однако, как и все российские лидеры до него, он понимает, что ничто не может существовать вечно.