Борьба против «оси зла» в Вашингтоне снова в моде. Это понятие было сформулировано 15 лет назад администрацией Буша, чтобы заклеймить авторитарные политические режимы в Ираке, Иране и Северной Корее в качестве опасности для всего мира, и теперь расширено за счет России. Конгресс США разработал список новых санкций против этих стран — за исключением Ирака, который несколько лет тому назад был оккупирован американскими войсками, а Белый дом теперь должен одобрить их. При этом главное внимание уделяется России, с которой президент США Дональд Трамп усиленно флиртовал во время предвыборной борьбы.

Трамп не только хвалил кремлевского руководителя Владимира Путина, но и обещал быстро улучшить отношения с Москвой после его победы на выборах. Точно так же надежды Кремля на окончание разразившегося кризиса во взаимных отношениях со времени конфликта на Украине связаны с именем Трампа. А на Капитолии между тем открыто говорят о том, что российское руководство при этом не ограничивалось пассивным ожиданием, а активно вмешивалось в предвыборную борьбу. Теперь эти санкции должны стать за это штрафом.


И они должны затронуть обоих — Путина и Трампа, в некотором роде «ось зла». Одного за войну на Украине, аннексию Крыма и оказание влияния на предвыборную борьбу, другого — за дела с Кремлем, но, пожалуй, также и за весь его политический габитус. Слишком тесными были контакты, слишком непрозрачными различные встречи между командой Трампа и российскими эмиссарами, чтобы у политической элиты еще осталось доверие к президенту США. Поэтому новый закон дает сенату возможность блокировать отмену санкций. Однозначный афронт против Трампа, который тогда также (конечно, в Twitter) пожаловался, что его друзья по партии «делают слишком мало, чтобы защитить своего президента».

Эти санкции являются частью внутриполитической борьбы за власть, в которую Трамп должен сейчас вложить больше, чем он может выделить. Дело выглядит так, что у него вряд ли есть какая-либо другая возможность, кроме как выступить «за жесткий курс против России», о чем заявила его пресс-секретарь. Вето было бы вновь просто отклонено парламентом. Кроме того, в результате вето усилилось бы впечатление, что президент США находится под российским влиянием.

Конечно, существует реальная опасность того, что противники Трампа не попадут в свою цель: безусловно, эти санкции существенно затрагивают Россию в сфере энергетики. Нефтяной и газовый сектор является важнейшим источником получения валюты. К тому же действия законодателей США еще раз напоминают инвесторам о рисках, которые связаны с бизнесом в России. Неудивительно, что Кремль рассматривает эти новые санкции как «контрпродуктивные» и «вредные» для обеих стран. Свою политику Москва из-за этого менять не будет. Однако эти санкции затронут также партнеров США, прежде всего в Европе.


«Нервная реакция Брюсселя на новые санкции США понятна: эти санкции направлены не только против России, но и против самого ЕС, которому США хотят навязать свой сланцевый газ», — нагло пишет в Twitter Алексей Пушков, внешнеполитический эксперт в российском Совете Федерации. Пушков известен своей полемикой, однако по сути он обрисовал саму проблему: эти санкции массивно вмешиваются во внутриевропейский вопрос снабжения энергией, запрещая крупные инвестиции в проекты трубопроводов или добычи природных ресурсов с участием России. Конкретно это касается расширения балтийского газопровода и, как бы он ни выглядел, проекта газопровода в Южной Европе (будь то Южный или Турецкий поток). Единого мнения по поводу строительства этих трубопроводов в Европе нет, но европейцы должны принять по этому поводу решение. Установки из Вашингтона здесь неуместны.

Растет недовольство по поводу этого нечестного способа осуществлять собственные требования за счет других. И тем самым может воскреснуть «ось недовольных» из «старой Европы», которую так обозвали 15 лет назад в Вашингтоне за ее неготовность принимать участие во всех его аферах. Санкции против России находят противников в Европе, особенно на юге этого континента, в таких странах, как Греция, Италия, Австрия и Кипр. Скептически относится к этому и немецкая экономика, которая за прошедшие 25 лет наладила тесные отношения с Россией.

До сих пор политическое единодушие в том, что нельзя терпеть нарушение норм международного права, отодвигало на задний план экономические соображения. Однако европейцы не хотят, чтобы их использовали в качестве рычага во внутриполитических битвах за власть. Еврокомиссия призвала Вашингтон координировать эти мероприятия. Если этого не произойдет, то существует угроза возникновения серьезного трансатлантического спора о продолжении политики санкций, который может привести даже к развалу трансатлантической коалиции.