Общая площадь и численность населения России и Китая составляет почти 27 миллионов квадратных километров и полтора миллиарда человек. А с учетом их союзников (Казахстан, Белоруссия, Киргизия, Иран и т.д.) эти показатели увеличатся еще на пять миллионов квадратных километров и 300 миллионов жителей. Таким образом, в общей сложности получается порядка 32 миллионов квадратных километров и 1,8 миллиарда человек. Это больше, чем Африка (30,37 миллионов квадратных километров и 1,22 миллиарда жителей). Территория вышеупомянутых стран простирается от Камбоджи до Баренцева моря, под их контролем находится Каспийское море, они занимают господствующее положение в Черном море и решающее в Балтийском. Союз с Ираном позволяет им осуществлять проецирование силы на Персидский залив и Индийский океан, а через Сирию обеспечивать присутствие в Средиземном море. Другими словами, российско-китайский союз занимает господствующее положение в Евразии, обладает невиданной мощью, которой никто не может противостоять.


В Азии есть два игрока, имеющие огромное геостратегическое значение: Индия и Пакистан. США пытались перетянуть Индию на свою сторону, но столкнулись с двумя непреодолимыми препятствиями. Первое: будучи региональной державой, Индия действует по собственному плану, в котором нет места сомнительным и непонятным сближениям. Второе: Индия является стратегическим союзником России — в прошлом СССР — и не собирается этот союз разрушать, рассматривая его как основополагающий. Тем более она не хочет превратиться в пешку далекой морской державы, не играющей в Индийском океане особой роли.


Пакистан, давний соперник Индии, с которой они три раза воевал (и всегда оказывался побежденным) и ведет жесткий территориальный спор из-за Кашмира, был и продолжает оставаться союзником Китая. Он поддерживает с этой страной тесные связи в военной, торгово-экономической и стратегической областях, которые постоянно расширяются. По некоторым вопросам и в зависимости от складывающейся обстановки он выступает (или не выступает) на стороне Вашингтона. Вряд ли он бросит Пекин ради сближения с США, страну, пользующуюся большой известностью и производящей закрученные фильмы, но неспособную выиграть войну. Примером тому военные поражение американцев во Вьетнаме, Ираке и Афганистане.


Помимо всего прочего, Россия и Китай продолжают осуществлять свой проект, возможно, самый масштабный и оригинальный в современном мире, по превращению ШОС в ведущую организацию Евразии. В июне Пакистан и Индия вступили в ШОС в качестве полноправных членов. Этот важный факт не получил должного освещения в западных СМИ. Пакистан вступил при поддержке Китая, а Индия — России. После приема этих двух новых членов на ШОС приходится 60% территории Евразии, 45% мирового населения и 20% мирового ВВП. Но изменения в Евразии на этом не заканчиваются. В июне 2016 года Индия, Иран и Афганистан подписали соглашение о строительстве в Иране большого порта Чехбехар (Chabahar), который станет перевалочным пунктом для товарооборота между Средней Азией и Афганистаном. С вводом в строй Чехбехара Иран перестанет зависеть от ОАЭ в вопросах погрузки и разгрузки больших кораблей. Индии этот порт даст возможность преодолеть те препятствия, который Пакистан чинит индийской торговле с этим регионом. Для Афганистана Чехбехар станет главным выходом к морю.


Китай и Пакистан также занимаются вопросами развития портовой инфраструктуры. В ноябре 2016 года в Пакистане начал работать порт Гвадар (Gwadar), основной элемент Экономического коридора Китай-Пакистан (ЭККП) длиной три тысячи километров. Договоренность о его строительстве была достигнута в 2013 году, а само строительство началось в 2015. Китай осуществляет инвестиции в инфраструктуру в объеме 46 миллиардов долларов, что в три раза больше иностранных инвестиций, полученных Пакистаном с 2008 по 2015 год. ЭККП соединяет китайский город Кашгар (Kashgar), расположенный в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, с Индийским океаном. Это приносит Пекину немалые плюсы, обеспечивая прямой выход на Средний Восток и более гибкое влияние в Африке. Позволяет уменьшить значение Малаккского пролива, контролируемого флотом США (через который проходит значительная часть его товарооборота). Выступает в качестве своеобразного противовеса порту Чехбехар и в завершение снижает влияние США в Пакистане. Помимо экономического рывка, обеспечения занятости населения и модернизации своей инфраструктуры, эта страна приобретает козыри в своем затянувшемся конфликте из-за Кашмира, который Индия считает своей территорией. Есть еще один немаловажный аспект. Как отметил премьер-министр Пакистана, «ЭККП представляет собой новую концепцию дипломатии, основанную на общих целях процветания для Пакистана и всего региона, проект, направленный на искоренение бедности, безработицы и отставания в развитии».


Россия также разрабатывает с Индией новые маршруты. В июле нынешнего года было объявлено о российско-индийском проекте по строительству коридора Север-Юг длиной 7,2 тысячи километров, который соединит Бомбей с Санкт-Петербургом и пройдет по территории Ирана и Азербайджана, соединив индийские порты Кандла (Kandla) и Нава-Шева (Nhava Sheva) с иранским портом Бендер-Аббас (Bandar Abbás), откуда будут ходить поезда в Россию. Этот коридор аналогичен Новому шелковому пути, посредством которого Китай намерен получить выход на Евразию и Африку. Еженедельно из Китая отправляются поезда в Испанию, а в январе вошла в строй линия Иу-Лондон, соединяющая Великобританию и Китай. Путешествие по железной дороге протяженностью 12 тысяч километров займет 18 дней. Морским путем на это потребуется 30 дней.


Следует отметить, что в вопросах прокладки новых торговых маршрутов все четыре державы мирно соревнуются друг с другом. Предлагаемые ими маршруты взаимно дополняют друг друга. Россия поддерживает китайский проект «Новый шелковый путь», а Китай — ЕвразЭС, на которое Россия возлагает большие надежды. В 2014 году Иран подписал с Пакистаном девять меморандумов о взаимопонимании, а в марте 2016 — шесть соглашений о сотрудничестве. «Безопасность Пакистана — это наша безопасность, а безопасность Ирана — это безопасность Пакистана», — подытожил президент Ирана Хасан Рухани.


Перед XII встречей в верхах «большой двадцатки» председатель КНР Си Цзиньпин побывал с официальным визитом в Москве. Это была его 22 встреча с Владимиром Путиным после вступления в должность в марте 2013 года, то есть, больше пяти встреч в год, или, в среднем, одна встреча каждые два месяца. А если к этому добавить встречи российских и китайских министров и других должностных лиц, то получится следующая картина: постоянный ежедневный диалог между Москвой и Пекином, что позволяет составить представление о степени взаимопонимания между двумя державами. Си Цзиньпин и Путин обсудили создание зоны свободной торговли между Китаем и ЕврАзЭС, а также китайское участие в строительстве высокоскоростной железной дороги Москва-Казань. Кроме того, они подписали соглашения о сотрудничестве в энергетике, космических исследованиях и производстве продовольствия. Стороны намерены довести товарооборот до 200 миллиардов долларов и увеличить китайские капиталовложения в Россию до 12 миллиардов долларов к 2020 году. Также был учрежден инвестиционный фонд для развития отношений между северо-восточными районами Китая и российским Дальним Востоком. Как отметил Си Цзиньпин, «Китай стал крупнейшим торговым партнером российского Дальнего Востока».


Отдельного разговора заслуживает российско-китайское военное сотрудничество. В июне этого года в Астане министры обороны двух стран подписали дорожную карту об укреплении военного сотрудничества между Россией и Китаем в период с 2017 по 2020 год. Как указывает китайская сторона, подписание этого документа свидетельствует о «высоком уровне взаимного стратегического доверия и стратегического взаимодействия между двумя странами». Военные ведомства Китая и России проводят «регулярные консультации по вопросам стратегической безопасности», последняя из них состоялась в сентябре 2016 года. Россия является единственной страной, которая поставляет Китаю крупные партии оружия и предоставляет услуги в военной области. Министр обороны РФ Сергей Шойгу во время визита в Пекин в ноябре 2016 года сказал, что объем продаж вооружения составляет порядка трех миллиардов долларов в год.


Если сопоставить эти фантастические суммы и проекты России и Китая с тем, что происходит в Европе и США, то получим весьма приблизительное представление о перспективах мира. На дряхлом и разваливающемся Западе нет аналогичных проектов. В течение последних двух десятилетий он выступил инициатором ряда войн и интервенций, вооруженных и невооруженных, дестабилизировавших другие страны, от Украины до Африки.


Трамп требует от Европы увеличить свои военные расходы. НАТО требует отправить в Афганистан еще больше войск и увеличить их численность в Сирии. Закосневшая и изжившая себя социально-экономическая модель способно породить лишь войны и насилие. НАТО нацеливает свою военную машину против противников, которые в пять раз превосходят альянс по ресурсам, территории, размаху и способности мобилизоваться. Они занимают огромное пространство, которое невозможно завоевать и, хотя тоже активно вооружаются, но при этом мирно строят экономику XXI века. Не трудно догадаться, чем закончат одни и другие. Экономика и будущее — за Евразией, а полуострову Европе следовало бы присоединиться к ней, а не вынашивать самоубийственные планы ее подчинения. Новые мировые правила основаны на сотрудничестве, развитии и мире. Имперские войны представляют собой пережиток истории. Интересно, поймет ли Европа вовремя новые правила?