США объявили о новом пакете санкции в отношении Венесуэлы. Уже ослабленная экономика страны понесет значительный ущерб даже без ввода нефтяного эмбарго, которое может привести к катастрофическим последствиям для населения и введет в складывающуюся ситуацию новый фактор — Россию и риск подтолкнуть отчаявшегося Николаса Мадуро в объятия Владимира Путина.


Теоретически, санкции США, поддерживаемые другими латиноамериканскими государствами и протестными акциями населения, направлены на то, чтобы заставить Мадуро соблюдать неприкосновенность Национальной ассамблеи и созвать всеобщие выборы. Тем не менее, до настоящего момента, помимо беспокойства, причиненного некоторым революционным лидерам (что приветствуется), санкции не очень то способствовали восстановлению демократии в Венесуэле.


На каждое критическое замечание мирового сообщества правительство отвечает усилением насилия и репрессий, арестами политических лидеров, демонстрантов и журналистов. Нарушения прав человека лишь нарастают. К сожалению, международные санкции не приносят эффекта, причем не только в Венесуэле. Недавно сотрудник Института мировой экономики им. Петерсона Гари Хуфбауэр (Gary Hufbauer) проанализировал более 200 случаев применения международных санкций за последние 100 лет и пришел к выводу, что, вводя санкции, лучше руководствоваться скромными устремлениями.


Но скромность — это не стиль Трампа. В таком случае, следует ли ожидать от него более эффективных и потенциально более разрушительных мер? Возможно. А поскольку целью является тиран, готовый скорее пожертвует собственным народом, чем отречется от власти, вполне можно предвидеть роста числа погибших среди невиновных мирных граждан. Многие полагают, что такую цену нужно заплатить за то, чтобы поставить режим на колени, и что рано или поздно Мадуро вынужден будет уступить. Но они плохо его знают. Преемник Чавеса черпает вдохновение в примерах КНДР, Сирии, Ирана, России и, конечно же, Кубы. Все эти страны пережили множество санкций, погасили их разрушительную силу и остались такими, какими были. Когда вводились санкции в отношении преступных правительств, то таким образом удавалось их ослабить, но ни в коем случае не свергнуть. Кроме того, санкции оказывают сдерживающее действие лишь тогда, когда подкреплены волей к проведению военных действий, а этого сейчас как раз не наблюдается. Хотя официальная венесуэльская пропаганда и обвиняет Южное командование армии США в намерении уничтожить революцию, США и некоторые соседние страны в лучшем случае готовы принять толпы венесуэльских беженцев.


И вот тут российский фактор играет ключевую роль. Мадуро вызвал бурю, когда хотел упразднить Национальную ассамблею сначала при помощи Верховного суда, а затем посредством Учредительного собрания. Его изначальным побудительным мотивом было желание устранить препятствия для получения российских денег в обмен на нефтяные скважины.


Венесуэльская компания Citgo, владеющая значительными энергетическими активами в США, передала «Роснефти» 49,9% своих акций в качестве обеспечения по кредитам в размере двух миллиардов долларов и государственной гарантии по выпуску долговых обязательств. По мере того, как давление нарастает, Венесуэла утрачивает возможность выплаты. Россия не хочет получать управление над Citgo и вместо этого хочет получить контроль над венесуэльскими нефтяными месторождениями, что без одобрения Национальной ассамблеи незаконно.


И это происходит именно тогда, когда Кремль переосмысливает свои связи с Латинской Америкой. США свернули процесс нормализации отношений с Кубой, не оставив Раулю Кастро иного выбора, кроме как вновь пойти на сближение со своими бывшими хозяевами. Ввиду возможного непредсказуемого развития ситуации в Венесуэле Путин постарается выступить в качестве гаранта поддержания порядка. Учитывая интересы Москвы, сохранение Мадуро на посту президента неожиданно станет для России государственной необходимостью.


Представители российского военного ведомства заявили о планах по возобновлению своего присутствия на Кубе, что может быть расценено как агрессивный жест. России необходим повод, который оправдал бы частое перемещение ее кораблей и атомных подводных лодок в Карибском море между Кубой, Никарагуа и Венесуэлой. Если Россия вдруг станет владельцем нефтяных скважин в Венесуэле, то она всеми силами будет стараться сохранить режим Мадуро, а США придется противостоять России уже не в Восточной Европе и на Ближнем Востоке, а на собственных задворках.