Atlantico: За тревогой обозревателей насчет ситуации в Северной Корее скрывается и неопределенность насчет последствий конфликта, который может возникнуть по инициативе Пхеньяна. Несмотря на маловероятность такого сценария, какими могли бы быть последствия удара по Южной Корее или Японии, а частности в случае применения межконтинентальной ракеты?


Жан-Венсан Бриссе: В теории Пхеньян обладает впечатляющими военными средствами. 1 200 000 солдат, 600 000 подготовленных резервистов, более 5 миллионов ополченцев. С учетом общего населения в 25 миллионов это означает, что больше четверти северокорейцев готовы к борьбе. Количество традиционной техники тоже производит впечатление. 3 500 танков, 20 000 артиллерийских орудий, 20 подлодок, 500 боевых самолетов. Как бы то ни было, с реальными боевыми возможностями этих вооруженных сил все не так просто.


Техника сильно устарела, логистическая поддержка ограничена. Скопление сил у демаркационной линии (Сеул с 10 миллионами жителей находится всего в 50 километрах к югу) будет быстро замечено.


Тем не менее, хотя КНДР, судя по всему, не в состоянии пойти в лобовое наступление на южных соседей обычными силами, ее другие возможности с гораздо большим трудом поддаются оценке и представляют собой сильнейший негативный фактор. Существуют сотни носителей, крупнокалиберных реактивных снарядов и ракет малой дальности, которые, вероятно, способны нести не только классические заряды, но оружие массового поражения (химическое или ядерное).


Как бы то ни было, чаще всего говорят о ракетах большой дальности с ядерной боеголовкой. Отмахиваться от этой угрозы, безусловно, нельзя. Однако, несмотря на все активные превентивные меры, которые мы упомянем чуть позже, следует понимать, что хотя корейцы и добились здесь ощутимого прогресса, реальные возможности еще не доказаны. Если Ким Чен Ыну удастся нанести ядерный удар в нескольких десятках километров от Сеула или по большому японскому городу, число жертв будет исчисляться сотнями тысяч. Ответ, чьи очертания пока что сложно представить, будет включать, как минимум всю Северо-Восточную Азию и приведет к сильнейшим людским и материальным потерям. Новый фактор по сравнению с конфликтом на Корейском полуострове в 1950-х годах заключается в том, что последствия в среднесрочной перспективе (по крайней мере, материальные) затронут всю планету.


Ален Родье: Посреди всех нынешних заявлений начет КНДР необходимо сохранить ясность ума. Чтобы попытаться понять ситуацию, для начала следует рассмотреть все в техническом плане. Даже если «вождь» Ким Чен Ын стремится в первую очередь сформировать ядерные силы, Северной Корее еще далеко до формирования оперативных ударных возможностей. Если помните, с 2006 года она провела пять испытаний атомной бомбы и одно испытание водородной, пусть по этому вопросу и нет единого мнения. Мощность испытанных бомб составляет от 6 до 20 килотонн.


После разработки ядерного заряда необходимо создать возможности для его доставки в виде снаряда, бомбы или ракеты. Для этого нужно, чтобы он обладал небольшим размером и весом, а также соответствовал накладываемым носителем ограничениям, особенно если речь идет о ракете. Для примера, первая французская атомная бомба под названием «Синий тушканчик», которую взорвали в Сахаре в 1960 году, представляла собой куб с метровыми гранями. Ее мощность составляла 70 килотонн. Первая операционная французская бомба появилась на Mirage IV только четыре года спустя.


Сейчас Северной Корее тоже приходится иметь дело с этой проблемой. Возможно, она в состоянии поместить заряд в бомбу или ракету малого радиуса действия. В таком случае под угрозой может находиться Южная Корея и (в меньшей степени) Япония. По данным американцев, КНДР в настоящий момент располагает от 30 до 60 единиц ядерного оружия, чего в теории достаточно, чтобы устроить у ближайших соседей настоящий апокалипсис. Сюда также следует добавить целую батарею химического и биологического оружия, которое хранится в резерве на складах в Пхеньяне.


— В таких обстоятельствах, каким может быть ответ, прежде всего со стороны США? По мнению главы американского генштаба Джозефа Данфолда (Joseph Dunford), военное вмешательство США в Северной Корее может обернуться «небывалой потерей человеческих жизней». Не приведет ли это ко второму Вьетнаму?


Жан-Венсан Бриссе: Сложно представить себе масштабное наземное и воздушное вмешательство США в Северной Корее. Оно было бы неприемлемым для американского населения и чрезвычайно трудноосуществимым в военном плане. Если же, по непредставимым сегодня причинам, оно все же случится в будущем, то действительно приведет к крайне серьезным человеческим потерям, особенно со стороны северокорейцев, которые до сих пор придерживаются логики массированного лобового наступления. В отличие от того, что было во Вьетнаме, американские силы больше не собираются сражаться, «держа одну руку за спиной» (отсылка к обращению Буша в нации в 1991 году), и будут готовы пустить в ход самое тяжелое оружие с безопасного расстояния.


Как бы то ни было, во всех штабах, безусловно, уже были «на всякий случай» подготовлены планы «превентивных» ударов. Прежде всего, речь может идти об ударах по пусковым площадкам межконтинентальных ракет до их запуска. Если этого окажется недостаточно, чтобы заставить режим покаяться, могут быть приняты более жесткие меры. Вполне вероятно, это может касаться серии скоординированных ударов (так нередко поступает Израиль) для ликвидации значительной части ядерных и/или баллистических объектов. США уже давно молчат по поводу имеющихся у них данных по этим объектам, однако у них, безусловно, имеются тактические сведения (и ударные средства), которые позволят за несколько минут отбросить КНДР на 20 лет прошлое во всех этих областях. От некоторых обозревателей регулярно звучат предложения об ударе по руководству режима и ликвидации Ким Чен Ына, однако такая инициатива (стоит вспомнить о провале американского рейда в 1986 году) намного более трудноосуществима и может даже оказаться контрпродуктивной.


Ален Родье: Один или несколько ядерных взрывов в одной из указанных стран повлекли бы за собой незамедлительный ответ США, тем более что там на постоянной основе служат американские солдаты (зачастую в сопровождении семей), которые тоже окажутся в числе жертв. Планы американских ядерных ударов, без сомнения, уже были разработаны в Пентагоне. Не исключено даже, что координаты целей уже загружены в память ракет на подлодках и В-52, которые могут провести вмешательство в зоне в кратчайшие сроки.


Как бы то ни было, я совершенно не верю в классическое наземное вмешательство, которое повлекло бы за собой слишком значительные людские потери: война в Корее (1950-1953) послужила хорошим уроком. То есть, это не будет иметь совершенно ничего общего ни с корейской войной 1950-х годов, ни тем более с войной во Вьетнаме.


— Как может измениться соотношение сил в регионе в случае пуска межконтинентальной ракеты? Какой была бы наиболее вероятная реакция соседних стран?


Жан-Венсан Бриссе: Если Пхеньян проведет прямую атаку с пуском межконтинентальной или тактической ракеты, с ядерным зарядом или без него, по одному из «врагов», то есть Южной Корее, Японии или США (на их территории или по расположенным в Азии войскам), первая реакция стран будет носить, скорее, военный, а не дипломатический характер. Россия и тем более Китай призвали бы к «сдержанности», но, вполне вероятно, все же присоединились бы, как и все страны зоны, к точечным ударам. Особенно если целью операции будет формирование нейтральной и даже более открытой миру Северной Кореи.


Кроме того, одним из последствий такой атаки станет оправдание развертывания систем ПРО не только в этом, но и других регионах мира, к большой выгоде американского ВПК.

Военная техника во время парада, приуроченного к 105-й годовщине со дня рождения Ким Ир Сена, в КНДР


Ален Родье: В описанном чуть ранее сценарии Северной Кореи больше не будет, пусть даже главными целями окажутся военные объекты (об ударах по городам больше не принято говорить, но штабы зачастую находятся именно там). Ядерный конфликт не только повлечет за собой десятки тысяч жертв, но и станет шоком для руководства (и населения) стран по всему миру. Если Северная Корея выступит агрессором и будет уничтожена в ответ, ни одна ядерная держава (в первую очередь Китай и Россия) не станет реагировать военным путем.


Как бы то ни было, здесь встает серьезная проблема на будущее: смогут ли северокорейцы создать эффективные межконтинентальные ракеты (с разделяющимися боеголовками на большой высоте), которые будут в состоянии поразить любую точку мира в целом и США в частности? Именно это вызывает наибольшее беспокойство Вашингтона, у которого имеется два варианта:


— формировать чрезвычайно дорогостоящую систему ПРО, которая в конечном итоге все равно не дает гарантии защиты американских мегаполисов;


— нанести первый смешанный обычный/ядерный удар по объектам разработки и развертывания этого северокорейского оружия с чрезвычайно высокими сопутствующими потерями.


Именно этот вариант имел в виду президент Трамп, когда сулил громы и молнии северокорейскому режиму, если тот продолжит угрожать США. Стоит отметить, что американская военная доктрина не исключает превентивный удар для ликвидации угрозы. Решение о его проведении принадлежит президенту США.


— Почему с точки зрения экономических императивов, дипломатии и веса на международной арене, сценарий вооруженного вмешательства США является крайне маловероятным?


Жан-Венсан Бриссе: У нас много писали о том, что войны по большей части провоцируются странами-хищниками (особенно США) и в основном по экономическим причинам. В случае Северной Кореи этот аргумент не работает. США, кстати говоря, могли бы извлечь выгоду из точечных ударов по объектам, как говорилось выше, но могут многое потерять в результате масштабного классического конфликта. Кроме того, мы уже не первый месяц наблюдаем растущую усталость международного сообщества и прежде всего Пекина, который с начала года поддержал куда более серьезные ограничительные меры, чем все то, что было с первых ооновских санкций. Если Вашингтон может мало что выиграть от вмешательства против Пхеньяна, Пекин может многое проиграть. Китай является единственным настоящим рычагом воздействия на Ким Чен Ына и, вероятно, может взять на себя большую ответственность в этом вопросе.


Ален Родье: Описанный выше апокалиптический сценарий представляется маловероятным, поскольку реакция других мировых держав непредсказуема. Если американцы решат первыми применить ядерное оружие против страны, которая, как они считают, представляет угрозу для их интересов, что тогда помешает Пакистану поступить точно так же с Индией (и наоборот) или Израилю с Ираном, чье положение немного напоминает КНДР? Ситуация перекликается с романами Тома Клэнси (Tom Clancy) и фильмом «Доктор Стрейнджлав».


Кроме того, она подчеркивает неопределенность будущего и указывает Франции на необходимость задуматься о модернизации собственных стратегических сил.