Эммануэль Макрон три месяца спустя. Глава государства, который всего за год смог проложить себе путь в Елисейский дворец, не сидел без дела в начале работы на президентском посту. Он собрал парламентариев на внеочередную сессию, чтобы те приняли приоритетные, по его мнению, законы, и совершил множество поездок во Франции и за границей, чтобы укрепить свою легитимность. Стратегия была четко выработана с самого начала, но насчет ее эффективности имеются сомнения.


Акт 1: символика победы


Вам, безусловно, запомнился его силуэт, который неторопливым и уверенным шагом продвигался к сцене у пирамиды Лувра, где новый президент должен был отпраздновать победу. Тон был задан. После убедительной победы во втором туре над Марин Ле Пен Эммануэль Макрон не собирался разыгрывать карту «нормального» президента. Он решил сделать ставку на символизм и дистанцироваться от текущих дел.


Несколько недель спустя представители движения «Вперед, Республика!» заполнили скамьи Национального собрания. Всего за год движению Эммануэля Макрона удалось стать самой влиятельной партией страны. Оно получило абсолютное большинство в парламенте и стало самой богатой партией Франции. В довершение всего, его притягательная сила нанесла сильнейший ущерб оппозиции. «Республиканцы» раскололись на две части, одна из которых решила занять «конструктивную» позицию и поддержать политику Макрона. Соцпартия в свою очередь оказалась вытесненной в тень, а ее фракция усохла, как шагреневая кожа. Остается лишь ударная сила «Непокорной Франции», которая периодически успешно заявляет о себе эффективным пиаром. У центристов «Демократического движения» тоже еще никогда не было настолько широкого представительства: все благодаря договоренности Эммануэля Макрона и Франсуа Байру.


Акт 2: первые успехи на международной арене


Президент республики с ходу попытался заявить о себе на международной арене. Все запомнили его крепкое рукопожатие с Дональдом Трампом. И прозвучавшую от него на французском и английском языках критику решения американского лидера выйти из парижского соглашения по климату. Первый случай в истории французской политики. Его «твит» «Make Our Planet Great Again» облетел весь мир.


Кроме того, глава государства принял в Версале Владимира Путина. Отклик в общественном мнении был положительным. Рейтинги пошли вверх. В конце июня 64% французов положительно оценивали его работу.


Акт 3: новые скандалы


Кандидат движения «Вперед!» представлял повышение нравственности общественной жизни как одну из приоритетных задач, в частности после соглашения с Байру. Тем не менее картину в скором времени омрачили новые скандалы. Чего стоит хотя бы ситуация с его правой рукой Ришаром Ферраном (Richard Ferrand), в отношении которого было начато расследование. Через неделю после назначения министром сплочения территорий на него пали подозрения в «смешении частных и государственных интересов» вокруг недвижимости Mutuelles de Bretagne. Все это вынудило его уйти из правительства, возглавив фракцию «Вперед, Республика!» в Национальном собрании.


Ситуация была непростой для Эммануэля Макрона, так как под прицелом оказался не только Ришар Ферран: всего за четыре дня судно пришлось покинуть четверым представителям исполнительной власти, в том числе двум министрам. Затем, подозрения насчет фиктивной занятости в «Демократическом движении» заставили Франсуа Байру, Мариэль де Сарне (Marielle de Sarnez) и Сильви Гулар (Sylvie Goulard) сдать портфели.


Недавно на первых страницах газет оказалась и министр труда Мюриэль Пенико (Murielle Pénicaud). Было начато расследование по подозрениям в фаворитизме в отношении ассоциации Business France, которую она возглавляла во время поездки Эммануэля Макрона, тогда еще министра финансов, в начале 2016 года. Над исполнительной властью нависла угроза еще одного разбирательства.


Акт 4: конфликт с генералом де Вилье


Власть подразумевает непростые решения. Эммануэлю Макрону быстро довелось испытать это на собственном опыте. Глава государства не оставил без внимания слова генерала де Вилье, который выступил с критикой проекта сокращения оборонного бюджета 12 июля. На следующий день президент дал понять, что «некоторые споры не стоит выносить на всеобщее обозрение», и напомнил, что главный здесь он. Во время парада 14 июля президент и генерал ограничились сухим рукопожатием. Пять дней спустя де Вилье подал в отставку.


Несмотря на внешнюю непреклонность, Эммануэль Макрон, судя по всему, услышал недовольство генерала и его сторонников. Через четыре дня после отставки де Вилье министр обороны Флоранс Парли (Florence Parly) объявила о разморозке 1,2 миллиарда евро кредита из замороженного в 2017 году 1,9 миллиарда. Кроме того, в ходе поездки на авиабазу в Истре Эммануэль Макрон лично подчеркнул, что оборонный бюджет будет единственным, который ждет повышение в 2018 году. Как бы то ни было, произошедшее оставило след в общественном мнении (президентский рейтинг ощутимо пошел вниз) и продемонстрировало границы пиар-стратегии Макрона.


Акт 5: жилищные субсидии


Несколько дней спустя полемика вспыхнула уже в экономической сфере. 22 июля правительство объявило о сокращении жилищных субсидий на 5 евро для всех групп получателей. Принятые меры раскритиковали за их несправедливый характер, поскольку они бьют по всем жильцам вне зависимости от имеющихся у них ресурсов. Исполнительная власть в свою очередь утверждает, что решение исходит не от нее. Она говорит, что эта мера была принята в рамках плана бюджетных ориентиров и в нынешнем состоянии не обладает законной силой. Елисейский дворец в свою очередь хранит гробовое молчание. С вопросами всех неизменно отсылают к курирующим их министрам в соответствии с позицией, которую занял Эммануэль Макрон с начала работы на президентском посту.


Как бы то ни было, если верить Le Canard Enchaîné, 26 июля глава государства все же назвал меру «несусветной глупостью». Может ли он наложить на нее вето? В любом случае 2 августа министр территорий Жак Мезар (Jacques Mézard) сообщил l'Express, что ни одно решение не может быть принято без одобрения президента республики.


Главе государства пришлось дорого заплатить за свои промахи. Всего за месяц его рейтинг скатился на 10% (до 54%) — невиданный случай за всю историю V Республики. После трех месяцев работы на президентском посту Франсуа Олланд, которого называют его контрпримером, все еще мог похвастаться 56% рейтингом. Но всем нам прекрасно известно, что было дальше.