Страны, обладающие природным газом, следует рассматривать отдельно от тех, что обладают газовой промышленностью. Если страны с этими двумя разными особенностями не объединяют свои усилия в некоторых регионах с большими запасами природного газа, то и энергетический ресурс не имеет значения. Например, «Газпрому» для газопровода «Сила Сибири», который протягивается в Китай, нужно разделить гелий, извлекаемый из месторождений в Восточной Сибири. Без разделения этот газ невозможно выставить на рынок. Природный газ есть у России, а технология разделения гелия — у Германии. До настоящего времени соответствующие компании двух стран сотрудничали по этому вопросу. Но в дальнейшем это взаимодействие представляется проблемным. Почему?


Монополией на технологию разделения гелия, содержащегося в природном газе, обладает немецкий нефтехимический гигант Linde. О том, что с расширением санкций, которые Америка применяет против России, немецкая Linde войдет в эти рамки, и будущее экспорта российского газа в Китай находится в опасности, я писал 3 августа в колонке под заголовком «Как США ударят по Германии и России!». С тех пор еще не успели высохнуть чернила, как на лентах информагентств появилась интересная новость. Два крупных игрока промышленного газового сектора — немецкая Linde Group и американская Praxair — сообщили на пресс-конференции о начале процедуры слияния.


Помимо размера этого слияния — 75 миллиардов долларов, необходимо хорошо понимать сферы, которых оно коснется, а также выбор времени. Потому что завершится слияние спустя месяц после выборов в Германии, 24 октября 2017 года. Брак компаний такой величины можно считать ранним, но как его следует интерпретировать. Можно сказать: «Америка подавила». Кроме того, по санкциям Америки против России Германия также примет окончательное решение после выборов.


Но есть три вопроса, ответов на которые мы должны ждать с волнением.


Мы становимся свидетелями попыток одним ходом приструнить и Россию, и Китай, и даже Европейский Союз?


Как эти события и американские санкции повлияют на немецко-российский проект «Северный поток — II», который планируется проложить по дну Балтийского моря?


Насколько ценным в обеспечении потребности ЕС в природном газе после этих событий станет «Турецкий поток», который будет передавать российский природный газ в Турцию и Европу?


Как ответят на этот ход Россия и Китай?


Мировая политика формируется такими шагами. И было бы неправильно смотреть на этот вопрос только с точки зрения слияния двух компаний.