В воскресенье 3 сентября Северная Корея объявила об успешных испытаниях водородной бомбы. Причем продемонстрированный официальными новостными ресурсами боезаряд якобы может быть уже размещен на баллистической ракете. Можно было бы усомниться, не блефует ли северокорейское руководство, но сейсмические станции зафиксировали землетрясение магнитудой в 6,4 с эпицентром на территории КНДР, а это намного больше, чем наблюдалось при предыдущих пяти ядерных испытаниях тамошним режимом. К тому же подтвердилась недавняя информация южнокорейской разведки о готовности северного соседа к таким испытаниям.


Увы, это не тот случай, когда разведчики могут радоваться успешности своей работы. Ядерным испытаниям предшествовали два запуска межконтинентальных ракет, потенциально способных достигнуть Соединенных Штатов, угроза запустить ракеты в сторону американского острова Гуам с его военно-морскими базами и осуществленный запуск ракеты среднего радиуса, которая пролетела над Японией.


Ким Чен Ын демонстративно пренебрегает всеми запретами и угрозами, ведя свою страну к полноценному ракетно-ядерному статусу. Проблема в том и состоит, что КНДР понимает, чего хочет, и не отступает от своих целей. Политика Ким Чен Ына пугает и вызывает неприятие, но это — ясная политика.


А вот какова политика и цели США, Китая, Южной Кореи и Японии как главных сторон околокорейского конфликта, совершенно неясно. То есть понятно, что они хотели бы, чтобы в КНДР ничего не менялось, цена за беспроблемность странного режима была бы относительно невысока, а гуманитарные поставки туда — крошечными на фоне этих мощных экономик. Но что делать с Северной Кореей, которая требует иного статуса, не знает пока никто.


Очевидно, что Ким Чен Ын видит своим главным врагом, но также и партнером по переговорам Соединенные Штаты и их президента, с которым можно было бы обсудить заключение мирного договора — после Корейской войны 1950 — 1953 годов он так и не был заключен, и формально до сих пор действует перемирие. Заодно КНДР вытребовала бы себе признание ядерного статуса и невмешательство в свои внутренние дела. Для Штатов это означало бы признать поражение в противостоянии с Ким Чен Ыном, они на это пойти не могут и сейчас лишь упражняются в заявлениях о «массированном военном ответе» в случае угрозы своим союзникам, как недавно сказал глава Пентагона Мэттис.


Как не допустить ядерного вооружения Северной Кореи, в Вашингтоне не знают. Не знают этого и в Японии, которая имеет основания считать, что новое оружие Пхеньян если и применит, то, в первую очередь, по японцам. Проблемы американцев и японцев, казалось бы, должны мало волновать Пекин, но, в отличие от США, отделенных от этой проблемы Атлантикой, китайская столица расположена всего в нескольких сотнях километров от нарождающейся и малопредсказуемой ядерной державы. В случае чего именно Китай ощутит на себе все бремя такого соседства.


К тому же США давят на Китай, чтобы тот активнее воздействовал на Пхеньян, ведь именно через Китай идет 90% сообщения КНДР с внешним миром. После введения в силу новых санкций Совбеза ООН осталось не так много рычагов давления на Ким Чен Ына. Эксперты говорят, что можно еще запретить экспорт текстиля и одежды из Северной Кореи. Но это сделать непросто: китайцы нередко на корейские вещи наклеивают свои этикетки и такими продают их на внешнем рынке. Еще — можно выслать десятки тысяч корейских рабочих из Китая. Но самый болезненный для КНДР шаг — это прекращение поставок нефти, в отсутствие которой экономику Северной Кореи ждет быстрый и неизбежный коллапс.


Но в том-то и дело, что Китаю не нужен коллапс у соседей, который приведет к резкой нестабильности в регионе и гуманитарной катастрофе, которую Китаю как раз и придется разгребать своими руками. Пока никто не знает, что делать. Южная Корея окончательно отбросила все сомнения и размещает дополнительные американские противоракетные батареи THAAD, что ужасно нервирует Китай. Сеул не остановился на этом, а провел показательные учения с применением ракет и заявил о готовности разместить на своей территории «самое мощное современное оружие», намекая на тактическое ядерное оружие США. Напряжение нарастает, ситуация не выходит из тупика.