Это не мусульманские мигранты, приезжающие в Испанию, Италию и даже в Швецию (в Швецию!), и это не русские, якобы поддерживающие сторонников Брексита и крайне правых политических оппонентов местных истеблишментов — на самом деле речь идет о китайских многонациональных корпорациях. Этих монстров сегодня можно встретить повсюду в Западной Европе. А недавно один из них заставил местные антитрестовские ведомства особо подчеркнуть, что они лишат возможности любую фирму, имеющую штаб-квартиру в своем государстве, объединить усилия с китайскими компаниями, если она не будет отвечать существующим на этот счет правилам.


Европейский союз готовит закон, призванный защитить европейские технологические компании от враждебного поглощения иностранными компаниями или государствами, заявила в конце прошлой недели еврокомиссар по вопросам конкуренции Маргарет Вестагер (Margrethe Vestager). Антитрестовское ведомство Евросоюза отреагировало таким образом на заявления, прозвучавшие в основном в Германии, Италии и Франции, в которых говорится о том, что местные фирмы скупаются на китайские деньги. Это не мусульмане на улицах и не русские мастера шпионажа, манипулирующие новостями о выборах, — это китайские парни в высшем руководстве когда-то прославленных европейских компаний. Те же самые антитрестовские власти, оплакивающие резкий рост приобретений китайскими корпорациями, недавно одобрили сделку со швейцарской агрофирмой Syngenta, которую собирается приобрести фирма ChemChina.


Вестагер, выступая на экономическом форуме в Италии в конце прошлой недели, ясно дала понять, что она «не может игнорировать» значительный рост приобретений китайскими частными и государственными компаниями предприятий в Европе, и при этом она особо выделила технологические компании. Еврокомиссия, как говорят, осенью нынешнего года намерена разработать правила относительно того, что Китай может купить, а что нет.


В 2016 году Китай увеличил прямые инвестиции в Европу на 90%, сообщает международная юридическая фирма Baker McKenzie, занимающаяся вопросами корпоративного права. В Германии объемы сделок по приобретению местных фирм выросли почти в десять раз — с 1,3 миллиарда долларов в 2015 году до 12,1 миллиарда долларов в прошлом году. В Британии китайцы в тот же период инвестировали 9 миллиардов долларов, преимущественно в недвижимость, и это увеличение на 130% по сравнению с предыдущим годом.


Финляндия, Швейцария и Ирландия также находились среди главных получателей прямых иностранных инвестиций в 2016 году (7,6 миллиардов долларов, 4,8 миллиарда долларов и 2,9 миллиарда долларов соответственно). Швейцария была бы самым крупным получателем инвестиций, если бы не задержка в предоставлении разрешения на проведение масштабной сделки на сумму 34 миллиарда долларов в отношении продажи компании Syngenta.


В прошлом месяце Еврокомиссия получила письмо от представителей Италии, Германии и Франции с жалобами по поводу нашествия Китая на их рынки. Авторы письма просили европейские власти «обратить внимание» на попытки иностранных инвесторов, включая государственных, приобрести европейские компании, занимающиеся разработкой «ключевых технологий».


По данным европейских средств массовой информации, был также задан вопрос: а не является ли этот шаг политически мотивированным? По крайней мере, в одном случае высокопоставленный немецкий чиновник сказал, что Китай пытается «разделить» Европу. В прошлом году китайская фирма Midea приобрела немецкую робототехническую компанию KUKA примерно за 5 миллиардов долларов. И эта сделка была одобрена Европейской Комиссией. Враждебно настроенный по отношению к Китаю (бывший) министр экономики Германии Зигмар Габриэль сказал, что Германия не проявила необходимого внимания по поводу этой сделки. А теперь, он намерен начать «публичную дискуссию» относительно слияний, которые, как он считает, предоставляют Китаю доступ к стратегически важным немецким технологиям в области робототехники.


Это недавно обретенное негативное отношение к китайским «капиталистам», если можно так сказать, распространяется до самого верха.


Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер сказал, что он собирается усилить полномочия региональных антитрестовских ведомств при рассмотрении вопросов слияний и поглощений. Более жесткие меры — или риторика по поводу более жестких мер, — как ожидается, будут объявлены в этом месяце, сообщает газета Financial Times. Юнкер, в целом, поддерживает предложение о введении более жесткого контроля за приобретением европейских компаний иностранными фирмами. Однако Китай и новые технологии являются главными аспектами этого вопроса.


По данным компании Baker McKenzie, в общей сложности 30 сделок были отменены в прошлом году, а их общая стоимость оценивается в 74 миллиарда долларов. Большая часть предложений по поводу слияний и поглощений поступает от частных китайских компаний, а не от государственных предприятий. Значительная часть этих компаний работают в области информационных и коммуникационных технологий (объем такого рода сделок в прошлом году составил 13,7 миллиарда долларов), транспорта, коммунальных услуг и промышленного машиностроения (6,2 миллиарда долларов). На эти три сектора приходится 70% всех китайских инвестиций. По мнению экспертов фирмы Baker McKenzie, 2016 стал рекордным для китайских инвестиций в европейские предприятия ИТ, которые превысили их американские вложения.


«Больше половины всех китайских инвестиций в Европе с 2000-го года приходится на последние три года, что свидетельствует о продолжающемся влиянии глобализации, а также о быстрых темпах развития экономики Китая», — отметил Майкл ДеФранко (Michael F. DeFranco), глобальный директор отдела по слиянием и поглощениям компании Baker McKenzie. В настоящее время уже обсуждаются новые сделки. Тем не менее Еврокомиссия предпочитает заниматься объездными путями. «Поток такого рода сделок довольно мощный, однако политические и нормативные неопределенности оказывают сдерживающее влияние на конечный результат», — подчеркнул ДеФранко.