Сейчас, на ранней стадии переговоров о конфигурации возможной миротворческой миссии ООН на Донбассе, Путин демонстрирует свое желание договориться. Потом еще появится от Кремля большое количество деталей, которые могут эти переговоры завести в тупик. Так что то, что Путин говорит сейчас, большого смысла не имеет, а значит, и большой новости в том, что он позавчера вечером сказал Меркель, — нет. Он же сказал: где будут представители ОБСЕ, там пусть будут и миротворцы. Пока что это все равно, получается, по линии разграничения огня. Но тем не менее символический шаг вперед, шаг навстречу украинской (и общемировой) позиции сделан. Разумный дипломатический маневр.


Украинская сторона внесла в ООН свой план, который предусматривает более широкое применение миротворцев, в целом по районам конфликта, вплоть до российско-украинской границы. Думаю, что дальше на эту тему придется еще долго вести переговоры. Однако в целом миротворческая миссия ООН на Донбассе — это вероятно. Я бы не сказал, что она уже на 100% состоится, но в ближайшее время тема ее создания будет главным направлением поиска путей урегулирования. Прежде всего, это связано с новой позицией США. Американцы будут двигать вперед эту тему, поэтому шансы договориться есть.


Главная точка преткновения будет в деньгах. Говорить о миротворческой миссии — это хорошо, но кто-то же должен за это платить. Ее масштаб зависит от готовности ООН и их доноров выделить достаточный бюджет. Это большая сумма, вот на этот год бюджет действующих миссий составляет 8 миллиардов долларов. То есть, миротворческие миссии стоят очень дорого и тратятся эти деньги не очень эффективно. Это, кстати, одна из претензий к ООН, потому что примерно четверть этих денег дает США, и еще десятую часть — Китай. Россия — около 5%.


Вообще слова Путина о миротворческой миссии — ответ на встречу между Сурковым и Волкером в Минске. Изначально такая идея была донесена от лица администрации Трампа Волкером, а уже Сурков донес ее до Путина. Путин же на первом большом публичном международном мероприятии, которое состоялось в Китае, ответил на предложение американцев. Мол, хорошо, я не против.


Вот и пошел новый процесс. Минские соглашения, похоже, окончательно умерли. И черт с ними!