Роберт Гейтс — незаурядная личность в американской политике. Он был одним из самых влиятельных людей в стране при нескольких президентах-республиканцах. В начале 1990-х, при президенте Буше-старшем, Гейтс работал заместителем советника президента по вопросам нацбезопасности, затем — возглавил ЦРУ. В 2006 году, уже при Буше-младшем — стал главой Пентагона.


Сейчас 73-летний политик — вне активной политики, но его мнение до сих пор имеет значение в Вашингтоне. Это особенно важно для нас с учетом того, что Гейтса считают специалистом по России.


В конце прошлой недели он выступил на конференции Yalta European Strategy, раскритиковав решение Конгресса США закрепить законом санкции против РФ. Своим мнением по этому вопросу, а также позицией по Украине и Грузии Роберт Гейтс поделился с «Европейской правдой» в беседе на полях YES.


— Начнем с вашего заявления о санкциях. Почему вы считаете, что санкционное решение Конгресса было ошибкой?


— Во-первых, хочу подчеркнуть, что я полностью поддерживаю сами санкции, утвержденные Конгрессом. Ограничения, введенные против России, обоснованны. Единственное мое замечание касается того, что до сих пор в санкционном законодательстве в отношении всех стран — речь идет не только о России — была норма о том, что президент имеет право снять санкции, если такое снятие — в интересах Соединенных Штатов.


Однако решение Конгресса лишило президента возможности торговаться с россиянами, убеждать их изменить политику в обмен на снятие санкций.


Так что меня беспокоят не собственно санкции — я их полностью поддерживаю. Но я считаю, что у президента должна быть возможность корректировать их.


— Вы верите, что отношения с Россией могут улучшиться так резко, что возникнет необходимость снять санкции?


— Но проблема в том, что эти санкции — они навсегда!


— Почему же навсегда? Любой закон можно изменить, и санкционный тоже.


— Это вроде бы так. Но можете ли вы себе представить, чтобы Конгресс США поддержал снятие санкций с России, пока Крым останется оккупированным?


А это значит, что на протяжении многих лет эти санкции останутся в силе.


— Может, это и правильно? Россия продолжает нарушать международное право — значит, она должна быть наказана.


— А представьте, если президент решит договорится о частичном снятии санкции, об их ослаблении, и следствием этого будет освобождение Крыма? Теперь это невозможно.


— Странно, что во второй половине XX века, когда действовали ограничения в отношении СССР, когда действовала поправка Джексона-Вэника, не было слышно аналогичных призывов — мол, почему бы не снять санкции с Союза.


— Так именно это давнее решение США и является моим аргументом! В 1974 году, когда принимали поправку Джексона-Вэника, я работал в Белом доме (Гейтс был сотрудником Национального совета безопасности в период, когда президенты Никсон и Форд взяли курс на потепление с Москвой, а в Конгрессе преобладало противоположное мнение. — ЕП).


Тогда санкции были наложены на Советский Союз и, по логике, их следовало снять, как только СССР исчез с карты мира. Но Союза нет уже более 25 лет, а эти санкции до сих пор в силе! (Формально поправка Джексона-Вэника была отменена в 2012 году, с принятием более жесткого «акта Магнитского», но ограничения действительно до сих пор действуют. — ЕП).


Это — наглядная иллюстрация того, как сложно снять санкции, введенные решением Конгресса.


Поэтому я хочу подчеркнуть: я полностью поддерживаю введенные против России санкции. Я считаю, что Россия должна платить цену. Но я не считаю полезным то, что Конгресс не оставил президенту никакого пространства для гибкости и нивелировал роль санкций как рычага давления на Москву.


— В 2008 году, когда Россия напала на Грузию, вы были шефом Пентагона. Рассматривалась ли тогда возможность военной помощи Грузии со стороны США?


— Нет, администрация Буша никогда не рассматривала возможность военного вмешательства. Что мы сделали — так это обеспечили возвращение домой грузинской бригады, которая была в то время в Ираке. Мы предоставили свой военный самолет, чтобы они вернулись в Тбилиси.


— Вы не думаете, что такая позиция США дала Москве четкий сигнал, что они могут делать что угодно?


— Что ж, народ Америки не хотел участвовать в этой войне.


— Кроме участия американских войск, есть множество других типов помощи — вы могли, например, предоставить Грузии оружие.


— Мы оказывали Грузии немало военной помощи. Оружие мы не предоставляли, но поддержка была.


— То самое же, что и сейчас с Украиной — Штаты оказывают помощь, но нам нужно вооружение.


— Что касается Украины, то я прежде всего хочу подчеркнуть, что каждая страна имеет право на оборону, может просить США о помощи оружием. И если вы будете просить, то в конце концов это оружие будет предоставлено. Но я бы рекомендовал Киеву просчитывать на два-три шага вперед.


Россия гораздо ближе к вашим границам, чем мы. Более того, российские военные уже есть внутри ваших границ. Поэтому у Путина есть невероятная способность к эскалации конфликта на Востоке Украины, если США предоставят вам оружие. Поэтому подумайте, хотите ли вы идти этим путем.


— Многие в Украине с вами не согласятся. Напротив, предоставление высокоточного оружия поможет в деэскалации, поскольку будет сдерживать агрессора.


— Что ж, решение и оценка — за вами.


— В 2008 году, после российско-грузинской войны, вы говорили в интервью, что США потратили более 40 лет на постепенную нормализацию отношений с РФ, и не время все разрушать. Сейчас вы такого же мнения?


— Я, конечно, не припомню в деталях все интервью, которые я давал девять лет назад, но моя позиция была и остается следующей: США должны быть чрезвычайно осторожными и очень мудрыми, выбирая для себя битву.


Штаты должны быть крайне осторожными с решением бросить вызов большой стране, особенно — ядерному государству.


Тогда, в 2008 году, у России было превосходство над Грузией во всем — военное, географическое. Наша возможность военным путем противостоять России в Грузии была крайне ограниченной! Даже если бы мы выбрали возможность военного вмешательства,


Этой позиции я придерживаюсь и сейчас: США должны быть особенно осторожными, когда решают вопрос о поддержке (другой стороны) в конфликте с таким мощным противником, как Россия.

 

— Где та красная линия, после которой США будут участвовать? Это граница НАТО?

 

— Абсолютно верно!


Поэтому США продолжают подчеркивать и подтверждать, что положения статьи 5 договора НАТО (о коллективной обороне) являются абсолютными, несомненными. И я думаю, что Путин это понимает.


— Значит, Россия может безнаказанно делать что угодно — если только она не пересечет границы НАТО?


— Не безнаказанно. Действия России имеют свою цену для нее, и дальнейшие действия будут нести дополнительную цену.


— Не думаете ли вы, что Украина заслуживает большего в отношениях с НАТО? Я говорю, в частности, о возможности предоставления нам ПДЧ.


— НАТО уже поставил Украину на путь к обретению членства, в соответствии с решением 2008 года. Но чтобы говорить о членстве, Украине нужно выполнить условия, это — прежде всего!


Я помню, как посещал Украину в 2008 году, когда был министром обороны США. Украина — огромная страна, по площади почти как Техас. Но в те годы Украина тратила на оборону лишь 1 миллиард долларов.


Итак, перед Украиной еще очень много работы. Вы должны изменить свою военную структуру, чтобы у вас была возможность претендовать на будущее в составе НАТО.


Как быстро это будет сделано — зависит от Украины.