Подходят к концу учения «Запад-2017». Для россиян они стали не только возможностью проверить свою боевую готовность, но и инструментом для достижения политических целей.


Маневры оказались не прикрытием для военной операции против НАТО, Украины или для оккупации Белоруссии, а вирусом, запущенным в иммунную систему Альянса. Чем больше россияне проводят учений, которые кажутся вступлением к войне, тем проще будет им в будущем скрыть подготовку к реальному нападению, и тем сильнее снизится бдительность жителей западных стран, в том числе Польши.


Пустые предостережения


Вывод из учений следует простой: угрозу российского нападения нельзя игнорировать, а готовиться к нему следует вне зависимости от того, предупреждают ли в данный момент о ней эксперты, или нет. Москва хочет скрыть свою готовность к войне с НАТО. Она заявляет, что уже добилась ее, хотя это еще не так, однако, в будущем все может измениться. Перед польскими политиками стоит сложная задача, ведь в долгосрочной перспективе убедить общество в необходимости военных расходов будет не так просто.


Перед началом учений президент Украины Петр Порошенко заявил, что они станут первым шагом к нападению на его страну. Украинское руководство даже сообщало, что россияне собираются привлечь к участию в маневрах 250 тысяч человек. В свою очередь, официальные представители НАТО предупреждали о возможных провокациях против стран Балтии, а белоруская оппозиция говорила о том, что российские войска останутся на территории Белоруссии и де-факто ее оккупируют.


Война не началась, а выйдут ли россияне с белорусской территории, мы узнаем 30 сентября: к этому дню они должны вернуться на свои базы. Предостережения оказались пустыми и далекими от реальности, а Украина, раздувая тему учений «Запад-2017», хотела лишь использовать ее для укрепления собственной позиции на переговорах, посвященных поставкам американского оружия (в первую очередь противотанковых комплексов).


Ограниченное нападение


В результате во время очередных учений вблизи границ НАТО предостережения будет сформулировать все сложнее, а интерес к ним общества снизится. Именно этого Россия и добивается. СМИ и аналитические центры, в том числе в Польше, выступали с предупреждениями совершенно справедливо, однако, они невольно стали инструментом гибридной войны, которую ведет Россия. Конвенциональный конфликт требует подготовки, стягивания войск и техники, развертывания системы снабжения. Все это можно легко заметить при помощи спутников, так что у противника будет время подготовиться к отражению атаки. Москва прекрасно это понимает и осознает свою слабость (ее расходы на военную сферу составляют всего 10% от расходов НАТО).


Единственная операция, которую она может провести против Альянса, надеясь на достижение каких-то политических выгод, — это стремительное ограниченное нападение и захват части вражеской территории, за которым последует предложение провести мирные переговоры. Моделируя сценарии конфликта с Россией, страны НАТО прогнозируют, что она захватит не всю территорию стран Балтии, а лишь ту их часть, где проживает российское меньшинство, а также важные транспортные центры и артерии. В случае Польши речь идет о краткосрочной оккупации северо-восточных районов.


Хотя страхи оказались преувеличенными, игнорировать тот факт, что Россия продолжает модернизировать свои вооруженные силы и повышать их боевую готовность, нельзя. Ее армия в ходе учений, что в том числе «Запад-2017» и «Кавказ-2017», занимается отработкой быстрой переброски войск и перехода в стремительное наступление.


Усиление напряженности


Именно так могло бы выглядеть нападение на страны Балтии и Польшу. Лучшим прикрытием для удара выступают и будут выступать учения. России выгодно усиливать напряженность перед каждыми маневрами, чтобы раз за разом доказывать, что все опасения безосновательны, а потом напасть, когда уже никто не будет верить предостережениям.


Это не сценарий войны, которая непременно разразится, а один из вариантов действий, в подготовку которого Москва вкладывает силы и финансовые средства. Учения «Запад-2017» не стали первым шагом к войне, возможно, ничего подобного не произойдет и в ближайшие годы, однако, Польше следует учитывать возможность такого развитии событий. Россия — наш враг, и оценивать ее следует через эту призму.