Россия продолжает настаивать на своем проекте резолюции о введении миротворцев на временно оккупированные территории на Востоке Украины. Миссия должна иметь мандат лишь на охрану наблюдателей ОБСЕ. Единственная правка, которую они готовы внести, касается предложения Ангелы Меркель о том, чтобы миротворцы находились по всей территории деятельности миссии ОБСЕ, в том числе и в районах временно неподконтрольных украинским властям.

 

«Наше предложение очень четкое: миротворцы будут только охранять специальную мониторинговую миссию ОБСЕ и только при выполнении наблюдателями функций, вытекающих из Минских договоренностей. Любое другое предназначение миротворческой миссии будет означать перечеркивание этих договоренностей, к этому, собственно, украинская сторона, по-моему, и стремится», — сказал министр иностранных дел РФ Сергей Лавров после встречи с государственным секретарем США Рексом Тиллерсоном.


Вместе с тем, Лавров сетует, что, несмотря на ранее внесенный проект резолюции РФ, ни одна страна-член Совета Безопасности ООН не внесла к документу никаких предложений. А это означает ни что иное, как то, что российский проект резолюции отложили и фактически игнорируют, ожидая проекта резолюции украинской стороны с четкими, сформулированными предложениями.

 

Фактически России дают понять, что в том виде, в котором подана резолюция, она не будет одобрена Советом Безопасности. Ведь еще 14 сентября пресс-секретарь Госдепартамента США Ноерт заявила, что США поддержат именно украинский вариант предложений по размещению миротворческой миссии ООН, который, в частности, предусматривает широкий мандат миссии по всей оккупированной территории на Востоке Украины, включая российско-украинскую границу. После встречи с Лавровым Тиллерсон эту позицию не опроверг.


Стоит сказать и несколько слов о том, какой должна быть Миссия по поддержке мира и безопасности на Востоке Украины. Она должна быть сформирована по примеру Временной администрации ООН для Восточной Славонии, Бараньи и Западного Срема, установленной Совбезом ООН 15 января 1996 года. Миссия была создана с целью реинтеграции единственной части «Сербской краины», не перешедшей под контроль Хорватии после операции «Буря» в 1995 году. Мандат миссии предусматривал демилитаризацию всех вооруженных групп, охрану общественного порядка, контроль за государственной границей. Это довольно широкие полномочия. Миссия увенчалась успехом и через три года на всех указанных территориях была установлена официальная хорватская власть.


Сейчас, когда большинство членов Совета Безопасности ООН настроены в поддержку украинских предложений по мандату миротворческой миссии, российская сторона занимает позицию, обвиняя Украину в нежелании «искать мирное решение» конфликта и выполнения Минских соглашений. А себя выставлять в роли «миротворца», как это обычно происходило практически во всех конфликтах, разжигаемых Россией на бывшем постсоветском пространстве. Вот только такое российское «миротворчество», как показывает практика, несет смерти, разрушения и горе.


В любом случае, стоит признать, что миротворческая миссия, как показывает исторический опыт, это не всегда панацея, а ее эффективность зависит в большей мере от политических договоренностей, реальной воли и стремления сторон к мирному урегулированию конфликта.