Совершенно очевидно, что Россия попыталась повлиять на результаты наших выборов в прошлом году, а в более широком смысле Россия активно пытается дестабилизировать Соединенные Штаты как в культурном, так и в политическом отношении. Русские 24 часа и 7 дней в неделю проводят пропагандистские операции в эфире округа Колумбия — с ума можно сойти! Они даже не особенно пытаются это скрыть.


Однако расследование попыток России воздействовать на наши выборы и соответствующий ответ с нашей стороны стали значительно сложнее, чем они должны быть. А произошло это потому, что обсуждение российского вмешательства стало крайне острым партийным вопросом. Позволю себе сделать небольшое путешествие в прошлое. После того как Митт Ромни (Mitt Romney) в 2012 году назвал Россию «геополитическим врагом Америки номер один», Обама, если вы помните, резко отреагировал на эти слова и заявил: «1980-е годы теперь призывают вернуться к политике, которая проводилась в то время». Еще более интересным оказался ответ на редакционной полосе газеты New York Times — он был не только чрезмерным, но и оказался поразительно неверным: «Слова Ромни по поводу России свидетельствуют либо о шокирующем отсутствии знаний о международных отношениях, либо представляют собой малодушную политику. В любом случае они являются безрассудными и недостойными одного из главных претендентов на пост президента».


Всего через четыре года демократы, занятые поиском оправдания поражения Хиллари, на 180 градусов поменяли свою позицию в отношении России. Но речь идет не столько о том, что они были неправы в 2012 году, сколько об использовании России в качестве оправдания, а также в качестве оружия после поражения демократов в 2016 году.


Ранее в этом году в основанной на достоверных источниках книге «Вдребезги» (Shattered), повествующей об избирательной кампании Клинтон, было отмечено, что «уже через 24 часа после ее речи с признанием своего поражения (менеджер кампании Робби) Мук (Robby Mook) и Подеста (Podesta) собрали свою информационную команду в бруклинской штаб-квартире. Перед собравшимися была поставлена такая задача — придумать аргументы относительно того, что эти выборы были не совсем честными. В течение пары часов, заполняя помещение тарой из ресторана Shake Shack, они подготовили текст для последующей передачи прессе и публике. И уже в тот момент российские хакерские атаки занимали центральное место среди приводимых аргументов.


С тех пор демократы крепко держатся за идею о том, что победа Трампа была незаконной. Хотя никаких нарушений на избирательных участках не было зафиксировано, значительное число демократов убеждены в том, что Россия взломала систему голосования. Не помогает и то, что многочисленные публикации в прессе по поводу связей Трампа с Россией оказались не особенно убедительными. Это заставляет нас обратиться к еще одному вызывающему озабоченность событию. Комитет по расследованию деятельности России был образован для того, чтобы полностью разобраться в вопросе о влияние России на результаты выборов 2016 года. Но проблема в том, что этот комитет, похоже, вышел из недр Голливуда. Движущей силой этой инициативы, судя по всему, является Роб Райнер (Rob Reiner), режиссер фильма «Spinal Tap». А Морган Фриман участвует в рекламных видеороликах этого комитета с рассказами о том, как Путин хочет отомстить Америке за ее победу в холодной войне. «Г-н Фриман! Вы можете поднять телефонную трубку? Это 1980-е годы. Звучит все очень актуально».


Мне кажется сегодня верным то, что в эпоху после Обамы идея относительно участия знаменитостей в политике отдаляет большое количество американцев от истинных причин. Сегодня многие справедливо озабочены тем, что звезда телевизионного реалити-шоу является президентом страны, и поэтому значительное доля поляризации в Америке в данный момент вызвана тем, что от политики нигде нельзя укрыться. Политика превратилась в развлечение, а развлечение стало политикой. Возможно, в том случае, если участники развлекательных шоу, политики и представители комментариата (commentariat) начнут немного лучше выполнять свои собственные обязанности, мы сможем создать пространство, где американцы смогут проводить дебаты в соответствующих местах и делать это беспристрастно.


Однако более серьезный вопрос, возможно, состоит в том, что Райнер в течение последних нескольких месяцев распространяет в Twitter конспирологическую ерунду о России, даже в стиле дискредитированной Луизы Менш (Louise Mensch), которая считает, что Берни Сандерс является российским «агентом влияния», и которая распространяет ложную информацию, подброшенную ей каким-то шутником. (Мне не особенно приятно говорить о том, что Карл, обожаемый отец Роба Райнера, тоже активно предается конспирологическим фантазиям относительно того, что «Хиллари правомерно одержала победу на президентских выборах»).


И тем не менее многочисленные голоса справа заявили о своем доверии к этой организации, в то числе Дэвид Фрум (David Frum), Макс Бут (Max Boot) и Чарли Cайкс (Charlie Sykes). Я приветствую попытки сохранять беспристрастность, однако все эти люди являются известными критиками Трампа, тогда как подавляющее большинство сторонников Республиканской партии проголосовали за Трампа и продолжают его поддерживать. Расследование Мюллера (Mueller) продолжается, и поэтому любые внешние попытки заняться вопросом о российском вмешательстве должны избегать предвзятости и теорий заговоров, а Комитет по расследованию деятельности России, похоже, имеет характерный налет и того, и другого. Если вы хотите, чтобы американцы объединились и согласились провести тщательное расследование российского вмешательства в выборы 2016 года — а я надеюсь, что мы все этого хотим, — то нужно признать, что создание Комитета по расследованию деятельности России может еще больше затруднить достижение поставленной цели.