В то время как в период после холодной войны новая система международной безопасности нуждается во множестве нововведений, старые институты безопасности пытаются сохранить свое присутствие и статус-кво со своими старыми привычками.


Прошлая биполярная политическая система строилась на противостоянии, ее институты приобретали смысл при наличии оппонента. Каждый шаг в сфере безопасности сопровождался симметричным ответом противоположного блока, и в связи с этим в приоритете всегда была система взаимного контроля. Существование и действия НАТО обусловливались существованием и действиями Организации Варшавского договора (ОВД). Однако окончание холодной войны, исчезновение советской системы и ОВД не повлекло за собой прекращения существования НАТО. Наоборот, особое значение придавалось сохранению присутствия НАТО.


В годы холодной войны Турция была крылом НАТО и служила сторожевой заставой против советской угрозы. Условия изменились. Новое геополитическое значение Турции на новом уровне опять приобрело большую ценность. На этом этапе в период после холодной войны Турция столкнулась с интенсивной террористической атакой.


Между тем НАТО не только не помогло Турции, стране — члену альянса, усилить безопасность, но и многие страны — члены НАТО даже взяли террористическую организацию Рабочая партия Курдистана (РПК) под свое крыло, приняли ее у себя. Они фактически стали для РПК постоянным поставщиком триады, которая держит террористическую организацию на ногах: оружие, деньги, люди.


Сегодня эта концепция, к сожалению, не изменились. И продолжают существовать как самая актуальная и болезненная проблема в сфере безопасности для Турции. Самое поразительное на сегодняшний день, что США вооружают РПК / Партию «Демократический союз» (PYD) в Сирии в новом формате. В соответствии с этой выходящей за рамки закона картиной главная страна НАТО снабдила террористическую организацию всеми видами оружия, не взяв с нее никаких денег.


Сейчас Турция, с одной стороны, продолжает быть членом НАТО, с другой — активнее обычного перестраивает свою стратегию национальной безопасности в ответ на всевозможные атаки террористических организаций с упором на национальный характер своей обороны.


С одной стороны, выстраивается курс, призванный свести к минимуму зависимость национальной оборонной промышленности от других стран; с другой стороны, для удовлетворения текущих потребностей особое значение придается сотрудничеству в сфере безопасности со странами вне НАТО. Когда террористические организации буквально заваливают бесплатным оружием, а Турции отказывают в поставке вооружений, в которых она нуждается, нам приходится полагаться только на себя, производить новые вооружения, обеспечивать текущие потребности за счет других стран. Приобретение С-400 у России — продукт такой необходимости. С данными системами противоракетной обороны, а, помимо этого, с удовлетворением потребности в баллистических ракетах Турция значительно укрепит свой потенциал сдерживания. Более того, через определенное время после поставки С-400 в Турцию начнется совместное производство этих систем.


Армии — не для того, чтобы воевать. Армии в силу такой своей особенности, как сдерживание, — это сторона мира, а не войны. Однако на данном этапе эта особенность характерна в большей степени для армий Запада. То есть на Западе армии существуют для того, чтобы не воевать, а на Ближнем Востоке — чтобы заставить их воевать. Исходя из этого, на Западе армии отождествляются со сдерживанием, а на Ближнем Востоке — с натравливанием. Армия Турции между Западом и Востоком — исключение из этой закономерности. Это не та армия, которую кто-то сможет натравить, бросить на передовую, заставить служить чужим интересам и сделать субъектом войны и конфликта. У нее другое естество. По мере ее очистки от предателей из террористической организации FETÖ Фетхуллаха Гюлена, отдаления от блокового мышления времен холодной войны, наша армия, став со своим народом единым целым, продолжит на гораздо более высоком уровне быть надеждой всех угнетенных.