Неизвестно, чем закончится борьба за независимость Каталонии, но ее ожесточенность показывает, что это серьезный вопрос, который не разрешится сам собой. Дело в том, что он вписывается в разворачивающуюся европейскую войну культур.


Речь идет не только о недовольстве каталонцев и звучащих в адрес Мадрида обвинениях в коррупции, которые связаны с серьезными экономическими и социальными проблемами, возникшими во всей Испании после финансового кризиса. Тема отделения Каталонии помещает проблему самоопределения народов в самый центр того урагана, который уже несколько лет подряд бушует в Европейском Союзе.


Отношение Брюсселя к праву на самоопределение отличается неприкрытой расчетливостью. Когда заходит речь об отделении Шотландии, его преподносят как «справедливое» наказание для Лондона за Брексит и проявление проевропейских устремлений шотландцев. В случае каталонцев дело обстоит иначе: их изображают, скорее, националистами и сравнивают с популистами. Венгерско-британский социолог Фрэнк Фуреди (Frank Furedi) в своей новой книге «Европейская война культур» подробно рассказывает о том, что современные элиты отождествляют патриотизм и проявления национального самосознания с популизмом. Идея самоопределения народов видится им в этом контексте столь же опасной, как и неограниченная демократия — власть большинства. Не случайно барселонских сторонников отделения арестовывают по обвинению в нарушении принципов правого государства и конституции, подчеркивая, что они дестабилизируют ЕС.


Ситуация, однако, выглядит сложнее. Стремление к обретению независимости считается в Европе основополагающим правом, относящимся к сфере политических свобод каждого национального сообщества. Об этом уже в середине XIX века писал Джон Стюарт Милль, отстаивая право венгров на обретение собственного государства. Впрочем, поляков убеждать в справедливости этих идей нет нужды. С другой стороны, это право распространяется отнюдь не на любую этническую общность, которая пользуется собственным языком или культивирует собственные обычаи. Это право распространяется только на такую общность, которая, будучи общностью политической, способна создать и сохранить свою политическую автономию. В таком случае отказывать ей в праве на самоопределение — значит отказывать в свободе.