После 10 лет, проведенных в эмиграции, 38-летний Миндаугас Комскис пытается вернуться в Литву. Эмигрант, который начал в Литве заниматься бизнесом, не скрывает: нелегко, а происходящее в Литве он называет «каким-то недоразумением». Первые его шаги в Литве сопровождает стресс, о котором, живя в Лондоне, он совсем забыл.


«Жена хочет жить в Вильнюсе, у нас четырехмесячный сын, есть вызовы — дом недостроен, если меня здесь нет, магазин может зачахнуть. Это нелегкий период», — признал Комскис. 1,5 года назад в вильнюсской галерее он открыл магазин. В нем можно найти эксклюзивные краски и обои. Комскис торгует продукцией известных британских брендов. Рядом с магазином у него есть компания, которая занимается экспортом литовских окон в Великобританию.


Комскис сказал, что семья уже обосновалась в Литве, а он пока курсирует между Вильнюсом и Лондоном. Почему краски и обои? Во время учебы Комскис был в США, работал в ресторане и красил деревянные дома. В Клайпедском университете Комскис изучал режиссуру, мечтал стать театральным дизайнером по краскам. Но из университета его отчислили, тогда он и уехал в Великобританию. «У меня были слишком большие требования. Там для меня был слишком низкий уровень», — объяснил он причину, по которой его отчислили из университета.


В Великобритании он работал сантехником, барменом, а потом стал заниматься реставрацией: он менял интерьер в домах, планировку, систему отопления. Во время этой работы он столкнулся с продукцией престижного и дорогого бренда. В Лондоне он изучал художественную фотографию. В кризисный 2009 год у начинающих фотографов не было работы, но ему удалось предложить свои услуги британскому изданию. «Потому что фотография — это ложь», — ответил собеседник на вопрос, почему отказался от карьеры фотографа. Сегодня он занимается фотографией редко.


Свою будущую супругу Миндаугас встретил в Литве. «Рано или поздно я хотел связать свою жизнь с Литвой, не хотел жить в другой стране. Поэтому и жена у меня литовка. Что пора возвращаться, я понял перед рождением сына, оценил все моменты — у себя на родине можно добиться большего, чем в эмиграции. Уехать было легче, чем вернуться», — сказал собеседник.


Какое чувство охватило, когда спустя 10 лет возвращаешься в Литву? «Знакомые люди открытые и искренние, но если посмотреть на то, что происходит в Литве — какое-то недоразумение, дисбаланс. Это и недоразумение, связанное с ценностью денег, недоразумение со своей ценностью. Кажется, что каждый день происходит грабеж — все берут столько денег, сколько хотят, кажется, конца этому нет. Есть простые люди, которые живут, они не жадные, но, кажутся, глупыми. Иногда смотришь на стоимость продукта и не понимаешь, откуда, потом видишь — морковь или картофель выращены фермером, они стоят недорого, но это то, за счет чего фермер зарабатывает», — сказал Комскис.


По его мнению, многие люди в Литве хотят показать себя, но у них нет связи с землей — не понимают, откуда и что берется. В Лондоне у Комскиса была удобная и качественная жизнь. Там он ценил адекватность цен и качество продуктов. «Когда я сюда вернулся, все перевернулось с ног на голову, у меня постоянно болит желудок, выбор продуктов — мясо и только мясо, котлеты и соусы, кажется, что на кухне армия, где роботов научили готовить и есть одно и то же», — жалуется Комскис. В Великобритании он покупал продукты, которые не поощряют массовую продукцию, здесь в Литве они стоят бешеных денег.


По словам собеседника, шок бывает и тогда, когда гостей из-за границы ведешь в ресторан — литовской кухне нечем гордиться, это не Испания, которая славится своими традициями в этой сфере. «Меня также шокирует, что в Литве все пьют много кофе. Я езжу по Литве, останавливаюсь на заправке в деревне, стоит аппарат, рядом очередь из 4-6 сельчан, люди добавляют сироп, специи. Это показывает их уровень необразованности. Другой кошмар — приходишь в любой торговый центр, а купить нечего. Вокруг одни чипсы, конфеты, печенье, что касается печенья, нет такого, которое без вредных добавок», — удивляется Комскис.


«Я в большом стрессе, когда я жил в Лондоне, никакого стресса не было. Было постоянство, вокруг люди улыбались. Конечно, у меня есть руки, ноги, я могу о себе позаботиться, но я говорю о людях, которые уезжают, не найдя лучшей жизни», — признал Комскис, отметив, что возвращение в Литву нельзя назвать легким. Несмотря на то, что и начало бизнеса нелегкое дело, он верит в успех и намерен продолжить работу. «Я мог бы привозить сюда краску экономического класса, люди шли бы толпами, и опять все красили бы лишь бы как, для меня важно — лучше меньше, но лучше. Тогда знаешь, что поступаешь правильно», — поделился он своей жизненной философией.


По словам Комскиса, не надо думать, что разбогатеть можно за один день. Он считает, что в Литве люди не думают о будущем. К примеру, в Париже в булочной работают целые поколения одной семьи: если будешь делать что-то плохо, к тебе не пойдут и придется закрыть дело. В Литве нет такой культуры.


«Я думаю, что в Литве низший класс ненормально эксплуатируется, его не включают в общество, с ним не считаются, с такими зарплатами люди немного могут себе позволить. Такой человек покупает в магазине самые плохие продукты, приходит домой, смотрит телевизор, ну еще покупает кофе за 3 евро. Даже в Хакли самый лучший кофе не такой, там кофе стоит 1,80 фунта стерлингов», — удивлялся Комскис соотношению литовских цен и зарплат. «Вернуться сюда нелегко. Пока все уходит из кармана, в карман ничего не попадает, не удивительно, что часть вернувшихся потом уезжает назад. Моя старшая сестра живет в Норвегии и радуется жизни — сказала, там ей спокойно, может вернется только на пенсии. Здесь ей не хватало покоя — все время бегала и ничего не могла заработать», — сказал Комскис, который до эмиграции жил в Таураге.