Когда Владимир Путин в этот четверг встречает в Москве короля Саудовской Аравии, то это государственный визит исторического значения. Это первая поездка саудовского монарха в Россию. Однако четырехдневный визит этого — наряду с Израилем — самого близкого союзника США на Ближнем Востоке — как никогда символизирует также и возвращение России в этот регион. Кремль оспаривает первенство США. И другие страны, которые традиционно поддерживали США, тоже смотрят на Москву — от Египта через Израиль до Турции.

У каждого из этих государств есть особые причины и интересы, чтобы искать близость к Путину, как и у Саудовской Аравии. Отношения саудовцев с Москвой в течение десятилетий были напряженными. В Афганистане они поддерживали моджахедов, что способствовало геополитическому краху Советского Союза. Теперь Эр-Рияд как крупнейший производитель нефти в картеле ОПЕК вступает в союз с крупнейшим поставщиком нефти вне картеля, чтобы остановить падение цен, от которого страдают обе страны. Это целевой альянс против фрекинговой индустрии в США.


Новая прагматичная политика саудовцев в отношении Москвы является также признанием того влияния, которое приобрел Путин — в основном с помощью военной интервенции в Сирии, но также и активной региональной политикой в Ираке, в Ливии или Йемене. Путин умело занял с помощью своего опытного в арабском мире министра иностранных дел и секретных служб свободные места, которые образовались из-за вывода войск США при президенте Бараке Обаме, а еще раньше при падении авторитета Америки при Джордже Буше. Тот проигнорировал предостережения Эр-Рийяда и поверг этот регион в хаос из-за построенной на лжи войны в Ираке.

Москва умело занимает территории, которые высвобождают США


Теперь, король Салман надеется получить от Путина то, что не хотел ему дать Обама — и что также вряд ли может сделать пользующийся расположением в Эр-Рийяде Дональд Трамп: сдерживание растущего влияния и стремления к власти шиитского лидера Ирана, которого суннитская ведущая нация рассматривает как важнейшую угрозу. Хотя Трамп и подумывает о том, чтобы расторгнуть ненавистное саудовцам атомное соглашение с Тегераном, однако это вряд ли уменьшит амбиции Ирана — скорее стоит ожидать обратного.

Тот, кто хочет отодвинуть Иран, тот должен начинать с Сирии. Между тем саудовцы, несмотря на громкую риторику, готовы признать, что Башар Асад остается у власти на долгий переходный период. Они пытаются объединить оппозицию с помощью поддерживаемых Москвой близких к режиму группировок. Это должно открыть путь к переходному процессу под эгидой ООН, которым в конечном счете руководит Москва. В качестве ответной услуги Эр-Рияд требует, чтобы десятки тысяч джихадистов из поддерживаемых и управляемых Ираном шиитских полувоенных формирований снова покинули Сирию. Этого хочет также добиться и премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху, который за 18 месяцев четыре раза посещал Москву.

Турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, который еще два года назад велел сбить российский военный самолет, ведет переговоры с Москвой (в Астане) о сепаратном мире на севере Сирии. Глубоко возмущенный поддержкой США курдских полувоенных формирований YPG в Сирии в борьбе против «исламского государства» (организация, запрещенная в РФ — прим. перев.), государство-член НАТО покупает свои новые зенитные системы у Путина. Также и президент Египта Абдель Фатах аль-Сиси хочет с помощью хороших отношений с Кремлем стать более независимым от США.

Для Путина растущая вовлеченность России в дела на Ближнем Востоке создает проблему: как уравновесить противоречивые интересы старых и новых партнеров, например, в отношениях с Ираном. Возникающие при этом трения очень хорошо знакомы американцам.