Это предложение возникло совершенно неожиданно. Владимир Путин в течение многих лет игнорировал  призывы Украины  ввести миротворческие силы, но перед состоявшейся в прошлом месяце сессией Генеральной Ассамблеи ООН изменил курс и выдвинул свой собственный план по использованию так называемых голубых касок в восточной части Украины. Официальные лица на Украине и на Западе отвергли российское предложение, назвав его циничной уловкой. Как говорят дипломаты, именно детали выдают истинные намерения России: г-н Путин предлагает разместить миротворческие силы вдоль линии фронта внутри Украины, но не на границе с Россией, и тем самым, по сути, будет формализовано внутреннее разделение этой страны.


Но каким бы неприемлемым ни было это предложение, само его появление намекает на важные сдвиги в российском подходе. «Приглашение Объединенных Наций в глубь исторического пространства России является серьезным шагом», — отмечает Дмитрий Тренин, глава московского исследовательского Карнеги-Центра.


До недавнего времени статус-кво на Украине, в основном, устраивал Москву. Дональд Трамп одержал победу на президентских выборах и стал говорить о снятии санкций в отношении России; победа Марин Ле Пен казалась возможной во Франции; Ангела Меркель была озабочена своим собственным переизбранием в Германии. Что касается Украины, то она беспокоилась о том, что Запад может бросить ее на произвол судьбы. Еще весной этого года российские официальные лица говорили о том, что украинское правительство вскоре ожидает крах и что украинская элита, как сказал в то время один кремлевский советник, «образумится» и вернется в объятия России.


Ситуация на Украине сегодня, похоже, превращается в «камень на шее», подчеркивает Федор Лукьянов из Совета по внешней и оборонной политике, консультативного органа российского правительства. Улетучились надежды на то, что на Украине произойдет социальный взрыв, а также на то, что дружественные России силы смогут прийти к власти в результате намеченных на 2019 год выборов.


Международная ситуация тоже изменилась. Немецкие политики сдвинулись вправо, Эмманюэль Макрон стал хозяином Елисейского дворца, а российские официальные лица прилагают большие усилия, пытаясь расшифровать противоречивые заявления г-на Трампа в Twitter.


В любом случае давление Запада на Россию увеличилось. Летом этого года Америка назначила придерживающегося ястребиных взглядов Курта Волкера, бывшего постоянного представителя США в НАТО, своим новым представителем по Украине, а Белый дом возобновил дискуссию о предоставлении этой стране оборонительных вооружений. Решающее значение имеет то обстоятельство, что конгресс США усилил санкции в отношении России.


Что касается г-на Путина, то введенные санкции мешают ему чувствовать себя равным среди мировых лидеров. Некоторые западные официальные лица обратили внимание на недавнее изменение тона в Москве. Некоторые из самых ярых кремлевских «ястребов» выражали сожаление по поводу санкций, а их слова, как отметил один бывший американский чиновник, звучали жалко. Пытаясь занять более примирительную позицию, Россия нынешней осенью начала направлять своих представителей на трансатлантические встречи, которые в течение долгого времени она считала враждебными. «Путин готов к переговорам», — считает г-н Тренин. Мирный план является начальной ставкой.


Пока не ясно, готов ли он, на самом деле, к реальным компромиссам. Главная цель г-на Путина остается неизменной — препятствовать сближению Украины с Западом. Кремль не намерен доверить украинскому президенту Петру Порошенко обеспечение безопасности своих сепаратистских ставленников, а г-н Путин не может их предать. Один наблюдатель сравнил эту ситуацию с зажатой в двери рукой — пострадавшему нужно вытащить руку, но при этом не дать двери закрыться.


Хотя западные официальные лица скептически относятся к российским намерениям, они не видят никакого вреда в продолжении диалога. Г-н Волкер планирует провести вторую встречу с Владиславом Сурковым, высокопоставленным кремлевским чиновником, ответственным за Украину. Вскоре они вновь могут оказаться в тупике. Сложные детали предложения о миротворцах не способствуют сближению сторон, а лишь подчеркивают ту большую дистанцию, которая их разделяет.